Президент Медведев поддержал предложение ввести в школах и вузах обязательное тестирование на наркотики. Сам по себе факт появления такого предложения говорит о многом. Власти, видимо, располагают данными, которые дают повод тревожиться о ситуации с подрастающим поколением.

Общество тоже наслышано о проникновении наркотиков уже не только в студенческие общежития, но и в среду школьников. Но это все больше на уровне слухов. Обратитесь в соответствующие подразделения практически любой городской, районной администрации, и вам с цифрами докажут: проблема, конечно, есть, но власти держат ее под контролем. Вот и молодежные акции проводятся под лозунгом «Нет наркотикам!», и педагогические семинары, и работа с родительскими комитетами.

Все это так, но придите в обычную школу, найдите неравнодушного, обладающего минимальным гражданским мужеством учителя, и он разрушит благостную картину. Расскажет о том, что точки распространения наркотиков есть даже возле школы, что бенефициаров этого бизнеса установить сложно, и еще сложнее привлечь к уголовной ответственности. Сообщит и о том, что на самом деле ситуация с употреблением наркотиков в среде школьников достаточно тревожная. Учитель, в отличие от сотрудников административных подразделений, знает это лучше в силу того, что своих учеников видит каждый день — кто и в каком состоянии приходит на урок. Я уж не говорю о нашумевшем сериале «Школа», который, как бы его ни критиковали, со всей очевидностью показал истинное состояние умов, морали и нравственности в подростковой среде.

Думаю, что президентское предложение будет проходить трудно, и не где-то на властном Олимпе, а в самых что ни на есть низах. Тестирование на наркотики способно стать настоящей информационной бомбой и серьезно изменить представления о тихом благополучии и пристойности нашего общества. Это с одной стороны. А с другой, подумайте: нужен ли наркомафии, которая, безусловно, существует, этот свет, который высветит ее реальные возможности и распространение ее влияния? Тестирование, а значит, выявление подлинной картины будут осуществлять медицинское работники, но это не представители правоохранительных органов, которые хотя бы могут себя защитить. Не исключено, что объективные выводы по результатам тестирования общественность просто не узнает. Да уже и сегодня, сразу после обнародования предложения президента, в информационном пространстве разгорелась дискуссия: нужно ли доводить результаты тестирований до сведения общественности. Заговорили о насилии над личностью, о том, что каждый имеет право на тайну личной жизни, и если в классе, например, выявлен подросток, балующийся «травкой» или чем-нибудь посильнее, то это проблема его родителей, а никак не общества. Вот интересно, а что по этому поводу сказали бы родители одноклассников такого подростка? У вас, например, четырнадцатилетняя дочь, трудный возраст, а в ее окружении сверстник, употребляющий наркотики. Неужели сердце не екнет?

Конечно, анафеме никого подвергать не следует, и в изгои записывать — тоже. Но разве не ясно: если родители будут знать о реально угрожающей опасности, любовь к своим чадам и желание защитить от наркотиков могут подвигнуть их к объединению усилий против этой заразы. И к эффективным действиям, которые, например, поспособствуют выявлению и ликвидации наркотических «шалманов» и точек распространения зелья, хотя бы в окружении школ. Ведь одно дело — говорить о наркотической зависимости вообще, и совсем другое — точно знать, что эта зависимость может, так или иначе, коснуться твоего ребенка.

Может выявиться и еще одна проблема: достаточно ли у нас квалифицированных специалистов в области медицины, психологов, которые могут работать с подростками, страдающими наркозависимостью? И продумана ли система экстренной подготовки, переобучения таких специалистов?

Разумеется, все может оказаться и не столь трагично. Но президент страны ни с того, ни с сего не стал бы поднимать проблему, которая не является действительно острой. Опыт показывает: всегда лучше подготовиться к худшему. Тогда и лучшее встретишь во всеоружии.