«ХВАТИТ КОРМИТЬ КАВКАЗ!» — под таким лозунгом прошел в Москве митинг, дозволенный властями. Достаточно скромная получилась акция — по разным оценкам она собрала от 250 до 500 человек.

С одной стороны, это говорит о том, что вопрос, вопреки ожиданиям, не вызвал особенно жгучего интереса — на площадь не валили толпы со сжатыми кулаками. С другой, копья вокруг этой темы ломаются до сих пор и будут ломаться еще очень долго.

Считается, что непосредственным поводом к митингу послужила такая вот «последняя капля»: Чеченская Республика запросила у правительства России около 500 миллиардов рублей на реализацию программы развития Северокавказского региона. Ну, не одним махом, конечно. Частями. На приглашение в Грозный звезд мирового футбола, например. Да мало ли еще на какую помпу! В общем, существующих программ региону вроде как не хватает. В то же время давно известный факт, что федеральное финансирование нашего Кавказа в пересчете на душу населения и без того в разы перекрывает крохи, выпадающие на более спокойные и работящие регионы страны. Злые языки давно называют это данью, которую платит Москва.

И добро бы еще эффективно откупались, но как бы ни  наоборот! Львиная доля дотаций оседает в карманах местной знати, увеличивая пропасть между богатыми и бедными, а значит — непрерывно подпитывая радикализм. И на сдачу нам достаются бомбисты и нескончаемый поток переселенцев со своим неотесанным менталитетом. Хуже того, избыток средств, образовавшихся у местной элиты, она активно использует вовсе не дома, открывая новые рабочие места, а в центральных областях России и самой Москве, прикупая прибыльный бизнес вместе с прилагающимися к нему органами власти. Так что «кормить Кавказ» в нынешнем рационе — это еще и преумножать коррупцию.

Словом, говорить об этой проблеме можно и без националистической истерии. Более того — говорить надо, чтобы ее как раз не было — темной по своей сути и питаемой самыми низменными инстинктами, легко заменяющими мозги. Поэтому тем более странной выглядит позиция Общественной палаты, которая гневно раскритиковала решение властей Москвы о согласовании акции и расценила ее как имеющую «националистический подтекст». Не странно ли слышать толерантные призывы к запретам в демократической парадигме?

Ах, да — сам лозунг митинга в Общественной палате сочли ксенофобским. Ну да, резковатый, только как еще прикажете ставить острые вопросы? Как еще посылать наверх сигналы? Между тем на разрешенном митинге даже достаточно радикальные ораторы следили за своим языком. А вы хотите дождаться неразрешенных?

Между тем не вижу ничего некорректного в этом самом лозунге. «Кормить» — это значит впустую, ничего не спрашивая взамен. Не спрашивая всерьез ни за эффективность использования средств, ни за дискриминацию еще не до конца выжатых из национальных республик русских людей. А почему, собственно? Не толерантно? Ладно, но тогда и дотации можно уменьшить: каков спрос — такова и плата!

Может быть, федеральный центр опасается, что национальные элиты ударятся в сепаратизм? О, это вряд ли! Они в гораздо большей степени зависимы от Москвы, чем там себе это, наверное, представляют. Оставшись один на один со своими народами, они долго не протянут, учитывая, что все радикальные ниши уже заняты более опытными и закаленными на этом фронте главарями. Поэтому ужесточение контроля из Центра они, крякнув от изумления, примут. Вопрос только в том, кто кого на самом деле контролирует, — вопрос интересный.

Вопросов вообще очень много — и вопросов сложных. Но мы никогда не получим на них настоящих ответов, если продолжим их тупо загонять в прокрустово ложе готовых либералистических клише.

Откровенно говоря, я не знаю текста, произнесенного на Би-би-си Константином Полтораниным, тут же уволенным за него с должности пресс-секретаря Федеральной миграционной службы. Вероятно, его сильно занесло. Но корни подобных заносов отчасти в следующем «мультикультурном» отклике на сие событие:

«Разумеется, он не сказал ничего нового. Расистские идеи в Отечестве весьма популярны — вспомним хоть Манежную площадь со знаменитым слоганом про Кавказ. Можно исследовать проблему детально, обнаруживая самые горестные ее аспекты, включая две чеченских войны как основу нынешних межэтнических конфликтов».

Автор данного текста на сайте Грани.ру — Илья Мильштейн. И к нему, разумеется, никаких претензий по части толерантности. Кто бы сомневался в Европах, что на Манежке бузили «русские расисты»?! А коли так, то Мильштейну этому и разбираться не нужно: раз Кавказом недовольны — никаких сомнений, что расисты! И кто там будет детально разбираться в основе межэтнических конфликтов, если у нашего дикого капитализма — презумпция невиновности! Правила толерантности также не позволяют обвинять какой-либо национализм, кроме русского. Вот с учетом этих небольших ограничений и ведется напряженный поиск виноватых.

Чему же тогда удивляться, когда в головах не остается ничего, кроме тупой ненависти? Но лично я подозреваю, что обвинения русских в расизме служат именно для того, чтобы его пробудить. Не все делают это сознательно, многие охотно работают говорящими попугаями. Для чего? Чтобы Россия испепелила себя сама во взаимной ненависти.

Однако факты говорят о другом. Помните, кто оказался зачинщиками «русского бунта» на Манежке?

«Руслан Хубаев — осетин, а Кирилл Унчук — татарин. Трудно себе представить, чтобы 11 декабря 2010 года они призывали «бить черных» и «гнать хачей» («Московский комсомолец»).

Вот вам наши «расисты», Мильштейн! На Манежке была Россия, а не одни только русские. Трудно это переварить, не вписывается в доктрину? Хватит уже перекладывать на Россию собственные грешки Запада, которые ему теперь покоя не дают, — это ведь так легко мерить всех по себе. Особенно, когда подпевал хватает!

Нет, есть у нас, конечно, и настоящие нацисты, и расисты, и вообще всякой твари — по паре, как водится и повсеместно. А уж просто радикалы, которые уже готовы крушить (пока еще в основном мысленно, слава богу), но еще не определились с идейным оформлением, множатся практически ежедневно. Благодаря тому, в частности, что власть плохо слышит о своих ошибках. И не только потому, что не хочет, но еще и потому, что уши заложены галдежом просвещенных либералов. Очень трудно двигаться по нашим дорогам, пользуясь навигационными картами Лондона и Вашингтона. Такое путешествие может закончиться и пропастью.

Простых рецептов нет и быть не может. Представляю, как разочарованы любители разрубать гордиевы узлы, когда им говорят, что «взять Кавказ и отделить» ничего не даст — хорошего, во всяком случае. Да и было уже. Забыли Ичкерию с волком на флаге? Такое решение будет не концом наших бед, а началом большой беды, из тех, что преодолеваются только колоссальным напряжением всех сил страны и без всяких гарантий положительного исхода. Но чтобы решать сложные вопросы, нужна государственная воля. А государство — это не только те, кто наверху.

Доказывая дутость «дружбы народов» в СССР, Алексей Венедиктов, бравируя своим образованием историка, потряс аудиторию «Поединка» («Россия-1») фактом, что «последний чеченский боевик был ликвидирован только в 1972 году!»

Да, но это был последний…