В канун Дня Победы самое время вспомнить, что ее у нас хотят украсть. Под знаменем «десталинизации».

Не Сталина украсть, как сразу же переворачивают лицемеры, а одно из величайших свершений российской истории, естественным образом ставшее стержнем ее продолжения. Нашего настоящего и будущего. Ибо не зря День Победы стал в народе одним из самых почитаемых и искренне любимых праздников.

Программный документ «десталинизаторов» называется чинно, мирно, благородно: «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении». И вот на какой основе, в частности, нам рекомендовано примириться: в документе вина за развязывание Второй мировой войны возложена на Советский Союз.

Лобовые атаки против русской Победы давно захлебнулись. Потрепанные Лжесуворовы с линии широкой дискуссии отошли на заправку «пятой колонны». Генеральный план новой наступательной кампании — отсечь Победу от генералиссимуса. И разбить их по отдельности.

Следите за направлением главного удара? «Победил не Сталин, а советский народ!» Звучит пафосно, не обидно, а для антисталинистов, остающихся в то же время патрио­тами, — просто бальзам на сердце. Действительно, почему бы не отсечь тирана и палача от самого святого?

Однако в это же время незаметно для многих производятся обходные идеологические маневры. Исподволь нас убеждают, что Сталин не только повинен в огромных потерях, понесенных нашей страной, включая и гибель мирного населения на оккупированных фашистами территориях, но и сам был одним из зачинщиков этой мировой бойни. Не важно, собирался ли Сталин поделить мир с Гитлером или просто не успел напасть первым, Москва не меньше Берлина повинна в развязывании войны.

На самом деле это как раз очень важно, потому что каждое из этих обвинений противоречит остальным. Например, если Сталин собирался напасть первым, то он, естественно, стремился избежать жертв на своей территории. Вот поэтому совокупность обвинений и выглядит весомым кулаком, а по отдельности они просто рассыпаются.

Итак, мы «десталинизируем» Сталина из нашей славной истории и остаемся с незапятнанной его именем народной Победой… Минуточку, а с какой еще Победой? Ведь вы только что признали, что руководство вашей собственной страны наравне с гитлеровской кликой повинно в преступной войне! Победил народ или нет — дело десятое, но государство его было преступным. Государство — это субъект международного права, а народ — всего лишь пафосная приправа для болтовни демагогов. Отвечать будем за государство! Не зря наша прогрессивная либеральная общественность уже давно призывает к новому Нюрнбергскому процессу. Но если раньше это был писк маргиналов, то теперь это уже официальный глас, который звучит с самой высокой трибуны Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте России:

«Вся Европа виновна… в двух мировых войнах…» (далее — конкретные направления предлагаемой программы «десталинизации» — «десталинизации» Победы).

Что это значит? А то, что из всех держав-победительниц наши гуманисты оставляют только США. Впрочем, для Великобритании и Франции программа Совета при Президенте РФ — явно не указ. Поэтому выражение «вся Европа», учитывая, что Германия уже осуждена Нюрнбергским трибуналом, относится исключительно к России.

Теперь яснее этот призывный галдеж о покаянии? Вместо Дня Победы мы получим День Национального Унижения. Просто назовем вещи своими именами. Германию принудили каяться силой оружия. Но Россию мечом не взять — это давно поняли наши недруги, ее можно победить только изнутри. Именно это сейчас и происходит, точнее — продолжается.

«Однозначно в этом плевке в лицо всему нашему народу и особенно ветеранам я вижу попытку снять с нашего государства статус страны-победительницы, — заявил ИА REGNUM ветеран Великой Отечественной войны из Казани Михаил Петров. — Если это будет реализовываться в виде какой-то там программы по внедрению в учебники истории, в систему образования, то у наших детей будет сформировано не чувство гордости за страну, а чувство вины. Если теперь наша страна признана виновной в развязывании Второй мировой войны, то вскоре с нас начнут просить репарации… Признать свою страну виновной в Великой Отечественной войне отвратительно, позорно, аморально, и это — откровенное предательство».

Но, может быть, ну ее — эту Победы, что мы за нее так цепляемся? Покаемся за нее как за историческую ошибку и заживем по-человечески! А кто заживет? Люди без роду, без племени, которым где хорошо, там и родина. Потому что России больше не будет — страна без стержня не живет, она рассыплется — быстро или чуть помедленнее.

Прожженных космополитов такая угроза не только не страшит, но и вдохновляет. Они знают, конечно, что свято место пусто не бывает, но рассчитывают заполнить эту пустоту дорогими их сердцу западными ценностями. В то же время они не настолько наивны, чтобы не обеспечить себя запасными аэродромами на случай, если что-то пойдет не так красиво, как им хотелось бы. Но мы уже знаем цену либеральным иллюзиям. А на кону теперь — не давно разыгранный Советский Союз, а Россия.

Сегодня одни люди жаждут национальной идеи, чтобы скрепить державу, а другие подумывают, что независимая Россия им только в тягость — и если уж они сами не могут уехать на Запад, так пусть Запад придет к ним. Бог им судья, но если судить по человеческим меркам, разве те, кто против России, не враги нашего государства?

Вопрос напрашивается сам собой, но крайне редко ставится — даже в самых смягченных выражениях. Догадываетесь, почему? Вас тут же обвинят в том, что вы ищете «врагов народа». «Десталинизация»! Полноте, смердяковщина — не политическая статья, а моральное уродство. Во всяком случае, в рамках русской морали.

И не потому ли господа «десталинизаторы» так упорно говорят о том, что Гражданская война не закончена? Это вранье — та Гражданская давно кончилась, а эту новую они сами же и объявили. Не дискуссию, заметьте, а войну!

«Несмотря на многократно произнесённые критиками программы обоснованные суждения о том, что такая программа «детоталитаризации» (ранее и до сих пор часто самими членами Совета называемой «десталинизацией»), почему-то претендующая на установление «гражданского примирения», в случае её утверждения станет очевидным актом гражданской войны, авторы программы так и не объяснились по существу. Они выступили с серией агрессивных, конфликтных и даже уголовных по лексике заявлений в защиту своей программы. Но так и не сказали, почему нынешний — при всех сложностях — гражданский мир и общенациональный консенсус вокруг, например, Великой Победы — они считают «продолжающейся гражданской войной», которую они хотят «умиротворить», — пишет историк Модест Колеров.

Потому и не удосужились, что предпочитают ханжески прикрываться высоким гуманизмом. Сказать прямо, почему у России нужно отнять Победу, они не могут — не их стиль, да и разрушит всю концепцию стратегического плана. Искромсать нашу историю так, чтобы Победа оказалась в котле, обложенная лживыми обвинениями. А чтобы их нельзя было прорвать, предусмотрено особое приложение:

«Принять официальное постановление о том, что публичные выступления государственных служащих любого ранга, содержащие отрицание или оправдание преступлений тоталитарного режима, несовместимы с пребыванием на государственной службе» (приложение 8).

Гениально! Выходит, новые обвинения — даже самые голословные — выдвигать можно, а вот усомниться в их вздорности просто недопустимо. А это уже прямая дорога к Нюрнбергу-2. На котором формально осудят Сталина, а фактически — Россию. И осудят на гибель.

Так что выбор у нас сегодня почти такой же, как и у наших дедов, вставших на пути вражеских орд: Победа или смерть!