Складывается впечатление, что в мире с каждым годом все больше и больше случается трагедий с детьми. Наверное, беды с малышами происходили всегда, просто мы редко о них узнавали. И все они — от недогляда, от дефицита внимания к ребятне.

Оттого, что сегодня они слишком рано нам кажутся взрослыми и рассудительными, и все чаще и раньше мы начинаем оставлять их одних. Смотрит ребенок мультик, увлечен игрой на детской площадке, купается в аквапарке: родители могут спокойно отвлечься. А беда — вот она, будто подстерегает этот момент, эту секунду, которую уже не вернешь.

Дети моей близкой подруги несколько лет воспитывались с бабушкой. Я часто встречала эту немолодую уже женщину, которой непросто было справляться с двумя непоседливыми ребятишками. На мальчишку, который был постарше, так даже малышовый ходунок надевала, он служил как уздечка-поводок. Вроде и свобода есть у четырехлетнего паренька, но ограниченная.

— Что она делает с детьми! Так же нельзя! — возмущались многие наши общие знакомые. И я, как человек, у которого с Натальей Петровной были близкие и доверительные отношения с детства, попыталась с ней поговорить.

— Может, не стоит ребенка в таком раннем возрасте лишать самостоятельности? Так ограничивать свободу передвижения? — осторожно поинтересовалась я.

— Деточка, — ответила она мне мягко и деликатно. — Когда ребенок находится в собственном благоустроенном доме, у него есть 154 варианта стать жертвой несчастного случая. А когда он выходит на улицу, эту цифру можно умножать на три. И это не мои фантазии, а утверждение детского хирурга-травматолога из Санкт-Петербурга.

Она переходила улицу только на переходах, а если поблизости был подземный переход — предпочитала его. Причем никогда не доверяла светофорам. И никогда никуда не спешила: говорила, что уже давно везде приехала.

Когда ее внуки купались, она, практически не умевшая плавать, заходила в воду и загораживала детям выход в «открытое море». Для ее возраста — героический подвиг. Я уже не говорю о том, что она не пропустила ни одного дня — отводила и встречала внуков из школы.

Когда я посмотрела сюжет в новостях, рассказавший о том, как бабушка погибла во время прогулки с внучкой, то тут же вспомнила Наталью Петровну. Она никогда не водила детей под балконами, опасаясь «случайных» кирпичей и цветочных горшков, а также сторонилась высоких деревьев, потому что где-то вычитала о трагедии, когда-то случившейся с целой семьей, раздавленной упавшим деревом. Мне даже иногда казалось, что некоторые трагедии она сама придумывала, чтобы доказать правоту своей концепции: за детьми нужен глаз да глаз в квадрате.

Сегодня стихия несчастных случаев с детьми просто заполонила нашу жизнь. Ребенок утонул в аквапарке, родители были рядом… Теоретически — за ним должны были наблюдать спасатели. Они за это зарплату получают. Наталья Петровна своих внуков никаким спасателям бы не доверила.

Опасность для жизни и здоровья «и старых, и малых» представляют самые неожиданные места. Пешеходный переход с зеленым светом — в кругу моего общения есть люди, которых именно на нем и сбил автомобиль. Есть те, кто неожиданно для себя проваливался в открытый люк, ломал ноги и руки на скользких порогах общественных заведений, рядом с ними пролетали кирпичи, оторвавшиеся от балконов, выброшенные из окон бутылки. Но это, если уместно так сказать, традиционные несчастья. А вот смерть в аквапарке, как было в Новочеркасске, или ребенок, которого едва не задушил батут, как это было в Батайске — уже современные варианты. И что самое страшное — мы к ним не готовы. Могла ли мама маленькой батайчанки, которая повела ребенка в городской парк, представить себе, что мягкий и совершенно безопасный надувной батут может погубить ее дочь?

Просто дети случайно перевернули незакрепленный насос, он потянул воздух в обратную сторону и подобно спруту сжал ребенка.

Я не успела закончить этот материал, как пришла информация о новой трагедии — теперь уже в аквапарке Таганрога утонул пятилетний мальчик.

Если привести список несчастных случаев с детьми, происшедших в последний год на глазах у родителей, то нервы многих читателей не выдержат. Что же нам делать? Смириться? В школах ввели специальный предмет — ОБЖ — основы безопасности жизнедеятельности. Но его сегодня надо проходить всем нам. Эра глобальных техногенных катастроф еще не наступила. А вот эра головотяпства — нашего собственного, и тех, кто должен отвечать за безопасность людей, воцарилась и процветает.

С тех пор как эта милая сухонькая женщина — Наталья Петровна — читала нам, сверстницам ее дочери, свои скучные, как нам тогда казалось, нотации, прошло почти десять лет. А я вспоминаю ее все чаще и чаще и думаю: где же всем нашим внукам найти такую бабушку?