— И вот представьте, что вы приходите в больницу, а там — врачи­ троечники, переезжаете на новую квартиру — в ней все валится, потому что делали ее троечники ­строители.

В мои школьные годы подобные страшные футуристические картинки рисовали на уроках в начальных классах многие учителя с целью побудить нерадивых учеников пересмотреть отношение к учебе. Может, и несколько примитивно, но пытались приучить маленького человечка мыслить масштабно, выстраивать в воображении социальные взаимосвязи.

Однако, как показывает жизнь, простая истина о том, что все в обществе взаимосвязано и взаимозависимо — одна из самых трудноусвояемых.

Еду недавно в маршрутке. Рядом двое парней ведут такой разговор:

— Не думал встретить тебя в таком месте. У тебя же тачка. Сломалась?

— С тачкой все в порядке. Сам чуть не сломался. Всю неделю — с утра до ночи — на работе. Спал по два­три часа в сутки. Проснулся сегодня — голова, как после большого бухла. Чувствую: не в адеквате, за руль лучше не садиться.

Хорошо, что у парня был выбор ехать по делам после авральной (или обычной для него?) недели в качестве водителя или же в качестве пассажира. Водитель маршрутки, в которой я ехала в другой раз, этого выбора лишен. Он  был зол, обрушивался на пассажиров  по поводу (за слишком громкую и продолжительную трескотню по мобиле) и без повода. Тут позвонили и ему самому, и мы, пассажиры, к своему ужасу, поняли из его ответов приятелю, что везущий нас человек почти всю ночь не спал. До двух ночи возился с починкой этой машины, пока еще добрался до дома, а к шести уже снова надо быть за рулем…

Как говорится, куда смотрит руководство?

Сегодня в бизнес­среде модны публичные разговоры о социальной  ответственности бизнеса. В то время как мужья­бизнесмены развивают перед телекамерами эту острую и важную тему, их жены, возможно, обсуждают с подругами еще более глобальные взаимосвязи — вселенские. Ибо редкая мало­мальски образованная женщина откажет себе в удовольствии порассуждать о карме, законах космического воздаяния как за большие грехи, так и незначительные, вроде прегрешения, о «зашифрованных» предостережениях, которые Космос посылает вставшим на неверный путь. И при этом никто не страшится воздаяния за грехи и прегрешения перед подчиненными, своими наемными работниками. Тогда как грехам этим — несть числа.

Захожу в небольшой магазин и становлюсь невольной свидетельницей переговоров о приеме на работу, которые почему­то прямо в торговом зале ведут директор и  молоденькая кандидатка (ту сопровождает мама).

— Предложить тебе могу только работу на кассе, — говорит директор. — Работа с девяти до семи, без перерыва, один выходной в неделю.

Мама с дочкой переглядываются. Рассчитывали явно на другое, но прежние варианты были, вероятно, еще хуже.

— Пока не замужем, можно поработать и по такому графику, — кисло улыбается родительница.

На фоне творящихся вокруг безобразий это еще шикарный вариант: здесь хотя бы тепло и чисто. Возможно даже на работу примут с записью в трудовую  книжку и социальным пакетом, а то ведь вон их сколько, молодых, которые нигде не значатся, зарплату получают, словно подаяние, отпуск — как милость, до которой нисходит начальник…

И вот, думается мне, вместо очередного заседания бизнесменов на тему о социальной ответственности бизнеса собрать бы их всех — от фигур известных и влиятельных до глав ИЧП с небольшим штатом работников — и предложить написать простенькие такие школьные сочинения на темы:

«Что может произойти на дороге, когда по ней едет человек, отработавший подряд две смены? Или работающий в таком режиме, что на сон ему остается два­три часа?»

«Каким будет воспитание детей в обществе, где родители работают по десять часов без перерыва, с одним выходным?»

«Каким (при вышеобозначенных условиях) будет здоровье нации через два­три десятка лет?»

Можно предложить еще и другие варианты: примеров, которые так и просятся в темы таких сочинений, — пруд пруди.

Бизнесмены — вроде как люди неглупые. Должны бы выстроить взаимосвязи?