Вы не замечали, как выросло в последние годы количество доморощенных писателей и поэтов? У одного из моих коллег к этому явлению отношение однозначное: нельзя печатать все подряд.

Иногда, говорит он, такую ересь можно прочитать, что просто в голове не укладывается. Не только талантом авторы не блещут, но и вообще создается впечатление, что они в школе литературу не изучали. Зато уже по нескольку опусов издали и в творческие союзы просятся.

Коллега возглавляет отдел писем в одной из районных газет. И так как он сам неплохо пишет стихи, то и ведет на страницах издания полюбившуюся читателями литературную страничку, подходя к отбору материалов для нее со всей ответственностью. Графоманам туда путь закрыт.

— Попасть на полосы уважаемых изданий начинающим авторам было раньше непросто. Тем более издать книгу, — делится он. — Жаль, что сегодня это может сделать каждый — были бы деньги. Вот и приходят новоиспеченные поэты в редакцию с пахнущим типографской краской сборником, а ты попробуй докажи, что поэзией здесь и не пахнет.

Спорить я с бескомпромиссным журналистом не стала, да и согласна была с ним на девяносто девять процентов. Самой приходилось не раз сталкиваться с подобными авторами во время работы в районке. Помню, как один хуторской чабан принес небольшое стихотворение о любви к родному краю. О рифме и других тонкостях литературного жанра приходилось только мечтать. Но мне очень захотелось поддержать мужчину, и я зарифмовала с большим трудом неумелые строчки. После выхода газеты чабан вновь появился на пороге редакции с очередным произведением. И тут я поняла свою ошибку: стихи должны быть написаны самим автором, а не мной.

И все-таки сегодня мне хотелось бы поговорить о другом. Защитить, что ли, людей, взявшихся сочинять. Правда, не рвущихся в ряды писателей и поэтов, а просто пытающихся изложить свои мысли для потомков. Чтобы узнали они правду о жизни уходящих поколений не из художественных фильмов и романов, а из уст очевидцев реальных событий.

Их действительно становится все больше и больше — людей, пишущих воспоминания и копающихся в своих родословных. В основном это представители старшего поколения, немало повидавшие на своем веку. На протяжении нескольких лет в нашу редакцию приезжал из Усть — Донецкого района активный селькор Николай Иванович Феоктистов. Привозил стихи и рассказы, но больше писал материалы на актуальные темы. Ему, попавшему в детстве с родителями в сталинские лагеря, прошедшему дорогами Великой Отечественной, было что поведать молодым.

— Очень хочется написать книгу, — сказал как-то ветеран. — Собрать все воспоминания воедино. А то разбросаны они по разным газетам.

Он поездил по нескольким типографиям, выбрал наиболее подходящую по средствам и на собственную пенсию издал несколько небольших сборников стихов и воспоминаний. Потом дарил их друзьям и знакомым. Один экземпляр привез и мне.

В прошлом году Николая Ивановича не стало. Но каким бесценным даром оказались его воспоминания о военных годах!

Давно ушел из жизни и константиновский краевед Петр Алексеевич Дербенев, оставивший землякам вместе с соавтором Николаем Семеновичем Каргиным краеведческий очерк. По нему и сегодня в школах изучают историю района.

К 65-летию Великой Победы на страницах «Нашего времени» была открыта рубрика «Наша Победа». Под ней публиковались практически не отредактированные воспоминания наших славных ветеранов. Как потом говорили читатели, эти материалы были настоящим откровением для них о грозном военном времени. Такого ни в одной книге они не читали.

Почему же берутся за ручку наши уважаемые старики? Может, оттого, что слышат при жизни неприкрытую ложь о времени, в котором им довелось жить. Вот и хотят рассказать свою правду. А может, потому, что их просто не спрашивают дети и внуки. Вот и несут в типографии они свои тетрадки в надежде быть услышанными, делая, по сути, большое дело для будущих поколений. Так что не будем судить строго их неумелые с литературной точки зрения документальные повести, ведь гораздо дороже соответствия жанру и стилистическим формам искренность и неподкупность идущих от сердца строк.