То, что они у себя дома, это факт, если они граждане Российской Федерации. И то, что даже среди граждан есть чужие, спорить не будем. Спорно это лишь тогда, когда речь идет о вере. Особенно в сочетании с угрозами.

«Вы считаете, что мы приходим куда-то в чужое место, а мы считаем, что мы у себя дома. Возможно, вы чужие, а мы у себя дома. И мы будем устанавливать те правила, которые нас устраивают, хотите вы этого или нет. Любые попытки изменить это обольются кровью — тут будет второе мертвое озеро. Мы зальем город кровью», — заявил адвокат Дагир Хасавов в интервью телеканалу «Рен ТВ», имея в виду Москву.

В последнее время по поводу пресловутого «панк-молебна» так часто говорили, дескать, попробовали бы эти «пуськи» ворваться не в православный храм, а в мусульманскую мечеть, что это, похоже, укрепило в ком-то непомерную гордыню за свои ценности. Раз они так хорошо защищены, то не пора ли и в наступление переходить?

Однако Хасавов явно поторопился. Да и сам это быстро понял, дав задний ход: не знал, мол, что его снимают. Как адвокат он, наверное, понимает, что сейчас жизненно важно уйти от обвинения в публичных призывах, иначе он точно попал. В условиях, когда в русской среде крайне болезненно воспринимается 282-я статья, властям будет весьма затруднительно посмотреть на его речи сквозь пальцы. Да и с точки зрения самой власти адвокат явно перегнул палку. Пропустить это мимо ушей — значит, поощрить кого-то к еще более радикальным призывам, а там и действия. А Сергей Митрохин разглядел еще и «призыв к подрыву основ государственного строя». Словом, попал.

За Хасавова вступился председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль: «Возможно, есть какое-то недопонимание. Не думаю, что он мог в такой форме это сделать, он очень вменяемый человек. А это провокационное заявление».

Да, вполне возможно, что Хасавов действительно не заявлял все это прямо на камеру — может быть, он, распалившись, отвечал кому-то за кадром. Но это значит, что такие разговоры в определенной среде, по крайней мере, ведутся. Насчет «залить кровью», я имею в виду.

Что касается собственно шариатского суда, которого он требует. Эксперты попытались с этим разобраться спокойно и взвешенно.

«Я думаю, искусство адвоката как раз и состоит в том, чтобы подбирать слова. Все-таки господин Хасавов — адвокат, насколько я понимаю, не в шариатской системе, а в принятой в России правовой системе… Другое дело, что вообще сама идея использования шариата в качестве нормативной базы для решения гражданских, я подчеркиваю, гражданских дел, она, вполне возможно, здравая и перспективная», — рассказал религиовед Сергей Антоненко «Комсомольской правде».

В той или иной форме об этом же говорят и другие. То есть в своем посыле, если отбросить угрозы, Хасавов ничего невозможного не предлагал? Но давайте тогда послушаем духовных лидеров мусульман, которые, в отличие от иных наших батюшек, своего не поддержали.

Глава Центрального духовного управления мусульман, верховный муфтий России Талгат Таджуддин обратил внимание, что в разрешении споров между российскими мусульманами посильное участие принимают муфтияты. Верующие обращаются в духовные управления, чтобы решать вопросы религии, семейных отношений и наследства.

В свою очередь глава Московского муфтията Альбир Крганов заявил «Интерфаксу», что в России не один век существует институт религиозных судей — кадиев. Российские мусульмане имеют возможность обратиться к ним перед тем, как идти в светский суд. И такое объединение религиозной и светской систем вполне приемлемо.

Стоп, но тогда, выходит, то, что требует Хасавов в своей приемлемой части, уже имеется. Мусульманин всего этого не знает? Сомнительно. Значит, он требует чего-то большего. И сдается, что это лучше всех поняли именно духовные лидеры мусульман.

Талгат Таджуддин подчеркнул, что, «согласно Конституции, религия в России отделена от государства». «В нашей стране есть своя судебная система, и мусульмане как равноправные граждане России пользуются ею», — сказал он. Альбир Крганов же заметил, что «шариат уместен только в религиозных государствах».

Боюсь, что заметил это и председатель синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества Московского патриархата Всеволод Чаплин. К адвокату-мусульманину пришла помощь, откуда не ждал.

«Не стоит ограничивать исламскую общину в возможности жить по своим правилам. Именно такой путь, я думаю, актуален в будущем и для России, и для Западной Европы. Но очевидно, что нельзя навязывать эти правила другим вне своей общины», — сказал Чаплин.

Вполне понятное сочувствие, если вспомнить его недавние идеи про дресс-код для православных. Не от той ли, кстати, идейки так повеяло мракобесием на многих защитников «кощуниц», ужаснувшихся веселенькой перспективе одеваться строго по наущению отца Всеволода?!

Каждый из нас волен жить по своим правилам, пока не сталкивается с правилами другого. А если возникнет конфликт, в какой суд идти? Как себе все это представляет Всеволод Чаплин? Тут либо все очень сложно, либо просто. Это путь к теократическому государству. Возможно, и среди русских священников есть сторонники церковного суда. Разумеется, из лучших побуждений, но от всего этого действительно веет средневековьем. Кроме того, это не менее действенный способ разрушить Российскую Федерацию, чем либеральные атаки на РПЦ, подрывающие основы русского самосознания. Сначала разойдемся по своим судам, а потом и… По национальным квартирам мирно разойтись уже вряд ли удастся, слишком мы все перемешались, но тогда начнутся выяснения, чей суд главнее?

Большинство комментаторов сходятся в том, что сама тема негосударственного правосудия поднята в связи с катастрофическим недоверием к нашей судебной системе. Кто-то осторожно называет это институциональной слабостью, а кто-то и режет правду-матку.

«Свободная пресса»: «Продажность российского правосудия рождает самые радикальные идеи».

Ну-ну, мухи, как говорится, отдельно. Что-то я сильно сомневаюсь, что адвокат Хасавов представляет интересы бедных мусульман, за которых даже диаспора не пустит шапку по кругу. Если есть возможность, они и без шариата обратятся к кадиям. А если светского суда не избежать, шариат им не поможет. Если только не вывести их вообще из-под юрисдикции российской правовой системы. В общем, правоохранителям есть над чем поломать голову в связи с неосторожными высказываниями Хасавова. И думаю, одной лингвистической экспертизой здесь не обойтись. Есть над чем поломать голову и более компетентным органам. Шариат в Москве — это не так безобидно, как многим хотелось бы представить.

Более того, шариат не годится даже для компактных мусульманских районов. Ибо кое-где под ним понимают скорые на расправу «законы гор», а кое-где и увидят превосходную возможность для вытеснения традиционного для России ислама радикальным ваххабизмом явочным порядком.

А с судебной системой в России, разумеется, что-то делать нужно. Президент Медведев в последнем обширном телеинтервью довольно убедительно говорил, что в этом плане на самом деле делается немало, а быстрее попросту невозможно, ибо, перефразируя одно известное изречение, у него для нас других судей пока нет. Однако, похоже, нужно все-таки прибавить оборотов, а кое-где и найти-таки других судей. Радикализация подгоняет.

— Я не думаю, что в Москве когда-то введут законы шариата, — говорит руководитель аналитического отдела ВЦИОМ Леонтий Бызов. — Заявление Хасавова однозначно носит провокационный характер. Оно рассчитано на пиар-скандал. Большой город всё-таки очень сильно влияет даже на хорошо организованные замкнутые национальные общины. Диаспоры не могут не считаться с мнением окружающих. Помните, празднования мусульманских праздников с жертвоприношениями в своё время вызвали в Москве резко отрицательную реакцию жителей — и сейчас этого гораздо меньше.

В общем, жизнь идет своим чередом. А провокация — это проверка на прочность. И, как видим, они не прекращаются…