Каждый год споры и дискуссии по этому поводу регулярно возникают в конце апреля и до следующего праздника — Дня России — не утихают.

Как можно «низвергать» великий День Победы до уровня празднования Нового года: шумно, бестолково, пьяно-весело? Как могут «гражданские» вообще использовать гвардейскую ленту, которой оформляли колодки медали «За победу над Германией», в виде «праздничной украшалки»? И — главное! — почему молодняк, под влиянием пива особенно громкий и распущенный, позволяет себе делать святую дату поводом покуролесить?!

— Сидят на лавочке, глаза в кучку. Матерятся, ругаются, почти дерутся. И тут дурным голосом: «С днем Победыыыы!», — с содроганием вспоминал вечер

9 мая сосед. — И тут же опять матюки. Мда, «не зря наши деды воевали»…

…Пестрит Интернет фотографиями явно кощунственного использования символики Дня Победы, в магазинах и офисных курилках то и дело слышатся рассказы про «пьяное быдло», а в ростовских дворах возмущенно обсуждают подробности «народных гуляний».

И если до и после Нового года неистребима тема тысяч «поруганных» сосен (которые сначала безжалостно вырубают, а потом бессовестно выбрасывают прямо с балкона), то сейчас главная тема — о «заброшенных ветеранах». Об этом не поленились рассказать (удивительно, как кстати, как раз к празднику) большинство российских СМИ: от «желтого» Lifenews до федерального Первого канала…

…А для автора этих строк 9 мая запомнилось почему-то совершенно по-другому.  Вместо «извлеченных на свет измученных стариков» я видела счастливых и гордых воинов, пусть и разменявших девятый десяток. Которым искренне кричали карапузы: «Спасибо деду за победу!», прочитав этот «слоган» на борту проезжающей мимо легковой машины. Слышала не «ор и вопли», а  с полчаса наслаждалась «народным караоке» на углу Садовой и Чехова. Сначала фронтовые песни исполняли пожилые женщины под аккордеон, потом их сменили подростки с гитарами, а прохожие стояли и все вместе подпевали. Вместо «загадили улицу!» обратила внимание: даже после праздничного салюта, когда многотысячная толпа ломанула от Театральной площади, вместо равноусеянного мусором поля после нее оставались аккуратные «склады» около переполненных мусорных корзин. Еще год-два, и местные власти догадаются выставлять в такие дни вместо маленьких «баллонов» огромные жбаны — и город будет чист, народ уже привык не мусорить почем зря.

Была бы я на машине — с удовольствием бибикнула «взводу» стареньких жигуленков, которые — все в флагах, безжалостно расписанные поздравлениями и даже цитатами — носились по улицам. Это ж наша соседская шпана, которая три дня подряд, забыв про пиво, сон и сомнительные развлечения, перемазанная краской, готовилась к такому выезду. Да, они очень громкие. Да, их поведение не дотягивает до «приличного общества». Но они именно так выражают свою радость от произошедшего 67 лет назад события. По-своему и искренне. Они не будут стоять на параде или сидеть перед телевизором, наслаждаясь праздничным концертом. И с пафосной речью с трибуны к ветеранам тоже не обратятся. Лишь, смущаясь и запинаясь, подбегут к пожилому воину, скажут: «Дед…эээ… спасибо!» — и будут от этой встречи еще яростней бибикать, кричать «С Днем Победы!» и ликовать. По-своему, как могут.  Это и их праздник. И куда страшнее будет, если когда-нибудь (не дай Бог!) вечер 9 Мая будет проходить тихо, чинно и незаметно.