«С образованием все неплохо. Зарплаты учителей и преподавателей вузов растут». Интересно, вы считаете так же, как и Дмитрий Ливанов? Кто не знает: это новый министр образования.

О том, что «все неплохо», он в своем твиттере написал. Напомним, Ливанов сменил на посту раздражавшего многих министра Фурсенко. Но по сути, от смены начальников курс не изменился. Курс на пути к рынку.

Судите сами. Зарплаты, конечно, растут. Но пропасть между доходами обычного вузовского преподавателя и ректора (да что там ректора — завкафедрой, например) сохраняется. Работникам науки говорят: зарабатывайте на выполнении грантов — их великое множество. Ставка делается на то, чтобы ученые больше занимались различными заказами и меньше, собственно, наукой? А как быть с бюджетным финансированием?

«Внутри Академии наук есть целые институты, работающие не просто на мировом уровне, а гораздо выше», — говорит министр Дмитрий Ливанов. Именно таким и надо помогать, — считает он. — «А если вы ученый, но не можете показать результаты вашей работы за последние пять лет, мы вас переименуем», — добавляет он. Финансировать только тех, кто работает эффективно, — вот какая логика просматривается в политике, которую ведет минобрнауки. Эффективно в нашем случае означает по логике экономически выгодно. Такую идеологию начинают исповедовать и вузы.

В Южном федеральном университете, к примеру, несколько лет назад всерьез обсуждали недостаточно эффективную деятельность по зарабатыванию денег одного из подразделений. Речь шла о Педагогическом институте.

Бюджетные средства Южному федеральному университету выделяются огромные. Но все больше — на обновление учебной базы, закупку новейшего оборудования. «Когда же зарплату поднимут?» — этот вопрос преподаватели продолжают задавать. Интересно, удастся ли спросить об этом напрямую у Дмитрия Ливанова? Министр планирует посетить ЮФУ — ведь в вузе недавно назначен новый ректор, да и как руководитель ведомства Ливанов еще не бывал в одном из первых федеральных университетов страны.

ЮФУ, как и РИНХу, ничего не остается делать, кроме как о зарабатывании заботиться. Эти два вуза — нынче автономные учреждения. Такая форма существования как раз и подразумевает меньшую долю участия государства в их финансировании. Вспомним, что ЮФУ изначально и создавался как университет инновационно-предпринимательского типа. На пути в свободный рынок еще надо попытаться войти в число лучших вузов мира. (Увы, даже МГУ выбыл в прошлом году из сотни лидеров)…

Логика создания крупных университетов как раз и сводится к формуле естественного отбора. Большим выжить проще. А вот маленьким придется несладко. Президент страны поставил задачу — до конца года закрыть неэффективные вузы. Как проверят эту эффективность? Куда пойдут преподаватели учебных заведений, которые исчезнут с образовательной карты страны? Вот Дмитрий Медведев как-то, рассуждая на эту тему, предложил преподавателям неэффективных вузов пойти работать в училища! Логично: стране рабочие кадры нужны. Но чтобы их учил остепененный бывший преподаватель вуза?! Спорное решение проблемы перекоса в подготовке специалистов. Однако и оно может быть возможно. Ученая степень ведь пока еще ценится. В том числе и в материальном выражении: свои надбавки кандидаты и доктора все равно получат, даже если в училищах работать будут…