…Когда неутомимый Марат Гельман, галерист и «специалист по провокациям», как его часто называют, пожаловал со своей  очередной скандальной выставкой в Краснодар, у него на пути встали казаки. А один священник даже плюнул ему в физиономию. До этого в Новосибирске власть и горожане не дали Гельману провести такую же выставку.

Он известен своими шокирующими экспозициями с изображением, например, целующихся взасос милиционеров, церковных куполов — в виде синих клизм, генерала с солдатом — без штанов и т.д. Пермь, куда его пригласил прежний губернатор для создания здесь «экспериментальной площадки современного искусства», оказался заполонен гельмановскими творениями в виде «красных человечков», сложенных из бревен городских ворот и т.д. Горожане и местные художники возмущались. Думские депутаты писали на него заявление в Генпрокуратуру. Но «человек-проект», как окрестили Гельмана оппоненты, утверждая, что он выполняет сверхзадачу по разрушению  нравственности россиян, непотопляем.

Впрочем, большая часть современной художественной продукции нацелена, похоже, именно на это.

Окружающая жизнь рисуется омерзительнее некуда. Набор литперсонажей — олигархи, проститутки, наркоманы, пьяницы, вурдалаки, одичавшие крестьяне. После прочтения таких творений могут возникнуть депрессия и стойкое отвращение ко всему и вся.

Стало позволительным беспардонное отношение к классике,  смахивающее на мародерство. Не хватает силенок создать что-то свое, оригинальное — цапают у литературных авторитетов, переиначивая по-своему.

Например, в отечественном фильме «Одиночество любви» про «жизнь олигархов» с превеликим удивлением узнается сюжет тонкой и психологичной новеллы Стефана Цвейга «Страх».

Зарубежная лента «С широко закрытыми глазами» — вульгаризированное «прочтение» рассказа «Фридолин» Артура Шницлера, другого австрийского писателя.

…На фестивале в Каннах во время показа картины Алексея Германа «Хрусталев, машину!» западноевропейская публика демонстративно покидала зал. Хотя, по идее, ей должно было бы понравиться. Фильм показывал советскую реальность сталинской поры как галерею уродств. Однако даже бывалых европейцев чуть не стошнило во время сцены  изнасилования (всеми способами) зеками арестованного генерала медицинской службы, главного героя, чей образ, по словам Алексея Германа, был навеян воспоминаниями об отце. Хотя тот никогда, уточнял режиссер, не арестовывался и не репрессировался. Еще бы! Отец Алексея Германа — знаменитый советский писатель Юрий Герман, коммунист и соцреалист, обласканный тогдашней властью. 

А Марат Гельман — сын известного советского драматурга Александра Гельмана, автора пьесы «Премия» про сознательных рабочих, в 80-е годы триумфально шествовавшей по стране. И Марат Гельман, и Алексей Герман — из когорты тогдашней золотой молодежи: не бедствовали, имели много возможностей, пользовались плодами творческих трудов своих отцов…

А сейчас в Интернете не утихают страсти по поводу фильма «Служу Советскому Союзу» режиссера Александра Устюгова по роману «Обед с дьяволом» Леонида Менакера.

Про нелепицы сценария и хулиганскую выходку НТВ с показом в День памяти и скорби этой «клюквы» про хороших зеков и плохих энкавэдэшников тоже много чего было высказано.

Но есть, по-моему, и обнадеживающий момент. Лев Толстой когда-то сказал о модном в начале прошлого века писателе Леониде Андрееве, писавшем на «запретные темы»: «Он пугает, а мне не страшно». Вот то же самое и сегодня: как ни стараются апологеты «современного искусства» шокировать-скандализировать, возбудить публику, вызвать шквал эмоций, а… уже не срабатывает. Надоело. Не воспринимается, не верится. Есть ведь интуитивная реакция на фальшь. Поэтому классическая русская культура была, есть и будет, а все прочее как пришло, так и уйдет. Накипь долго не держится.