Все знают, как приятно встретить земляка в чужой стороне. Поэтому, хотя Ростов и стал давно для меня своим городом, увидеть вдруг на его улицах знакомых с детства односельчан всегда было радостно. Так действительно было…

Сегодня любая подобная встреча чаще подтверждает грустный факт: люди уезжают из деревни, бегут оттуда в города. Конечно, кто-то оставил село, потому что создал семью в городе, или, став высококлассным востребованным специалистом, работает в Ростове, не зная ни в чем нужды. Но ведь у большинства совсем другие истории. Например, недавно встретила в магазине молодую женщину-односельчанку, которая в свое время закончила педагогический университет. Сегодня она стоит за прилавком, снимает квартиру с двумя другими моими землячками — в складчину дешевле. Семьи у нее еще нет. Говорит: «Успею обзавестись таким «счастьем»». Хотя моей землячке уже за тридцать, и то, почему на самом деле нет семьи, она могла бы объяснить по-другому, если бы посчитала нужным перед каждым изливать свою душу. «Семью заводить страшно, потому что фактически не на что», — сказала бы она, если бы до конца открыла сердце. И Инна (назову так свою односельчанку) совсем не одна в таком положении. Семейная неопределенность молодых людей сегодня стала тенденцией, которая приобретает все больший размах.

Не определилась Инна, как и многие другие молодые люди, и с профессией. Имея нередко достойное образование, молодежь переходит за прилавки или в кафе. Там платят те деньги, на которые все-таки можно и квартиру в складчину снять, и что-то отложить. А при некоторых магазинах или заведениях общепита жилье и питание прилагаются бесплатно или по низкой цене. Может, не так уж плохо устраиваются селяне в городе, да еще и профессию продавца осваивают? Но сколько этих продавцов сегодня? Переходят они от одного хозяина к другому, потому что то недостачу из зарплаты он вычтет больше положенного, то вовсе деньги не заплатит. А даже когда и ладно все складывается, и с хозяином повезло, не так много я встречала тех, кому бы стояние за прилавком много радости приносило, кто душой бы отдыхал, занимаясь таким делом.

А ведь могла бы и Инна, и другие такие же, как она, заниматься тем, к чему с детства привыкли, к чему душа лежит, где все для них ясно и очевидно. Я имею в виду сельское хозяйство. Ох, как нужны там сегодня такие люди! Вот, например, чтобы даже небольшое стадо коров пасти, много ума надо? Оказывается, много не много, а какое-то понимание должно быть. Попробовала я пасти стадо с городским родственником — беда одна. Коровы переходят с места на место, выискивая траву получше, а брат думает, что буренки убегать надумали. Животные мух отгоняют (ногами перетопывают, головой машут, хвостом) — городской пастух подумал, что коровы вот-вот — и взбесятся. В общем, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, к чему я это рассказываю: опыт в любом деле накапливается и передается поколениями. А сегодня навыки ведения сельского хозяйства, к сожалению, утрачиваются. Родители «попроворнее» способствуют тому, чтобы их дети устроились в городе на хорошие места. Молодежь, что определяется сама, нередко идет по тому же пути, что и Инна. Может, у нее все-таки появятся семья, ребенок, который вырастет в городе, а может, и это тоже бывает часто, малыша привезут к бабушке с дедушкой в деревню. Будет ли у них хозяйство и огород, уход за которыми приучат ребенка к труду, научат обращаться с землей, животными? Сегодня в деревне часто нет ни кур со свиньями или телятами на подворье, ни огорода. Иногда так происходит потому, что молодые на заработках в городе, а старикам вести хозяйство не под силу. А другие и молоды, да считают, что куда проще купить то же молоко или овощи, чем их вырастить. Основания на то у всех разные, только много в деревне сейчас школьников, которые ходят без дела, слоняясь по селу. Так что ни передавать опыт, ни принимать часто бывает некому.

Сегодня власти, конечно, стараются поддержать сельское хозяйство. Семейные фермы развивают. Это проект, который бы и селян в родной стороне удерживал, и детям позволял с нежного возраста родительский бесценный опыт перенимать. Только для всего почва нужна, основа. Для развития семейных ферм как минимум люди нужны. За месяц отпуска, проведенного в деревне, умерли четыре человека, трое — мужчины, не дожившие до пенсионного возраста. Свадьба в деревне была одна…