Вернулась из очередной командировки в сельский район области, где жители никак не могут решить вопрос с газификацией. Когда-то на их улицу тянули трубу, потом — бросили...

Теперь они ведут затяжную и пока бесполезную переписку с разными уровнями власти. При этом тонна угля там уже дошла в цене до 8 тысяч рублей. На более-менее сносное отапливание небольшого дома требуется не меньше трех тонн… Уже не говоря о том, что сама топка печи — нелегкий физический труд и большая головная боль. Уголь нужно принести из сарая, засыпать, потом весь день периодически перемешивать (или, как говорят в народе, «шурудить») его жигалом, освобождать поддувало («окошко» в нижней части печи) от жужелки (остатков использованного угля)…  

Вечером, уже в Ростове, включила телеканал «Россия-24», а в нем — информация прямо по теме. Оказывается, «Газпром» по прибыли вышел на первое место в мире, обогнав даже известного американского газового монстра. В общем, в списке журнала «Forbs» — мы лидеры.

Но как сопоставить это с тем, что часть России по-прежнему использует дрова и уголь, лично я не знаю. В отличие от советской электрификации всей страны, проведенной с опережением по плану, разработанному группой специалистов во главе с Кржижановским, современная газификация идет «кто в лес, кто по дрова». Где-то создаются народные кооперативы по сбору денег и «пробиванию» данного вопроса, где-то — каждый бьется сам по себе.

— Мы пойдем другим путем! — заявил в интервью «НВ» представитель администрации Новошахтинска. — Будем проводить газификацию не как прежняя команда.

Менять действительно что-то нужно. Потому что дров с газификацией здесь уже наломали много. То подрядчик  «зарыл» в землю миллионы рублей и потом выяснилось, что его работу на 90% нужно переделывать. То трубу провели до определенного места, а кто и как доведет газ непосредственно до домов жителей — не ясно.

Если мне не изменяет память, массовая газификация длится в Новошахтинске уже лет восемь. Но до сих пор она далека от завершения. Что уж говорить о сельской местности!

— Нет сил таскать ведра с углем, да и денег на его покупку насобирать получается с большим трудом! — жалуются старики.

Обидно за наших людей. Ладно бы не было в стране газа!  Но если мы — первые в мире, а население живет, как в древнем мире, — безобразие.

В Багаевском районе рассказали о вдове ветерана, которая живет в лачуге, топит печь дровами и моется в тазу. Совет ветеранов еще при жизни ее мужа-фронтовика так и не смог помочь «пробить» вопрос о предоставлении им благоустроенного жилья. Лачуга оказалась больше по квадратным метрам, чем положено по закону.

Теперь старушку пытаются пристроить в дом престарелых. Она упирается и не хочет в казенный дом только из-за того, что в ее родном доме нет газа.

Некоторым хуторам и вовсе вынесен окончательный приговор — газа там не будет никогда. Жителей мало, а тянуть сюда трубы — дорого. В общем, экономически не выгодно. Понятно, что через некоторое время этих хуторов не останется на карте. Ведь кто туда поедет жить?.. Старики, у которых уже нет сил преодолевать бытовую неустроенность, или молодежь, у которой нет желания это делать?..

В Азовском районе, всего в полутора часах езды от Ростова, поразила местная школа. Прямо в классе там стоит печь, которую топят сложенными здесь же дровами. Экзотика? Дикость, если учесть, что живем в двадцать первом веке в не самой бедной стране.

В общем, очень хочется, чтобы рекламный слоган «Газпром» — народное достояние» смог по-настоящему почувствовать на себе каждый житель страны.