В понедельник пресс-служба Главного Управление МВД по Москве сделала официальное заявление: «В отношении двух неизвестных участниц Pussy Riot дело выделено в отдельное производство и в настоящее время ведется активный розыск».

Известная публика, особо обеспокоенная имиджем России на Западе, практически взвыла: «Представьте, какой резонанс в мире вызовет их арест, заключение под стражу, бессмысленное и беспощадное следствие и очередной страшный суд?!»

Да ну как не представлять? Будет то, что всегда и было.

Иностранные политики, комментируя приговор, указывали на чрезмерность наказания. Об этом заявили госдепартамент США, канцлер ФРГ Ангела Меркель и министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт. Как видите, сплошь известнейшие специалисты по российскому праву. Одна беда, увлекаясь заграничным судопроизводством, можно упустить свое собственное, родное. Представитель российского МИДа Александр Лукашевич в ответ указал, что «в уголовном кодексе ФРГ есть деликты, совершаемые против религии и воззрения, которые караются лишением свободы сроком до трех лет» («Ведомости»).

Словом, политику Ангеле Меркель, нужно было посоветоваться с немецкими юристами, прежде чем на весь мир демонстрировать свою вопиющую некомпетентность. И, конечно, не только ей одной.

Редкостным диссонансом звучат на Западе голоса тех, кто против огульного очернения России, призывая, как в известной басне, на себя оборотиться.

«Артисты могут сами о себе позаботиться, — жестокосердно утверждает обозреватель британской газеты «Гардиан» Саймон Дженкинс, заслуживший здесь редкостное право противоречить бурному мейнстриму. — А то, что правительства Британии и США взбираются на высокую трибуну и начинают читать нравоучения по поводу приговоров, выносимых в России, — это настоящее лицемерие. Америка и Британия прокляли «несоразмерный» приговор Pussy Riot. И это Америка, где подозреваемых в «терроризме» бессрочно содержат в одиночном заключении, а банальным правонарушителям с «тремя страйками» (человек, три раза попавшийся на преступлении, независимо от его тяжести. — А.Д.) дают пожизненный срок. На прошлой неделе американский военный суд объявил, что сообщения СМИ о суде над Халидом Шейхом Мохаммедом в Гуантанамо будут подвергаться цензуре. Все упоминания о тюремных пытках над ним были запрещены, так как они «могут нанести ущерб национальной безопасности». Где здесь соразмерное наказание и свобода слова?»

Ханжество и лицемерие — альфа и омега публичной западной морали. Отсюда, кстати, и укоренившаяся на Западе привычка высокомерно поучать других. Друг друга западные страны поучать не могут (иногда пытаются, но это быстро гаснет, ибо, как говорится, нашла коса на камень), поэтому отыгрываются на тех, где их морализирование все еще готовы принимать за чистую монету. В России они находят благодарных почитателей подобных проповедей в лице протестной публики — от наивных идеалистов до прожженных агентов влияния.

«Как вы думаете? Почему был задержан концерт Мадонны на 3 часа? — интересуется блогер navalny_gay в журнале сообщества polit_lj «Политическая арена». — Мадонна в это время отрабатывала кэш! И никаких эмоций по поводу социального неравенства не испытывала! Ведь один только корпоратив принес ей 5 миллионов долларов!!!»

Автор предполагает, что никакой политики на том по-настоящему дорогом для нее корпоративе попсовая Мадонна не разыгрывала «и уж тем более никакой надписи «пуси райт» на спине у нее не было, пусек она припасла для быдла, которое покорно ждало ее на концерте!»

Однако я бы не стал обвинять старушку Мадонну в двуличии, она ведет себя в шоу-бизнесе, а это дитя Запада, самым естественным образом. Помните, как лет двадцать назад рубанул один наш звездный мальчик чисто по-русски: «Пипл хавает!»

«Пусси райот — это квинтэссенция западного понимания свободы и более — это отражение СУТИ западного мира. Самовыражение до самовырождения и в экономике, и в политике, и в культуре», — хорошо сказано в одном из комментариев (mis0z) ЖЖ.

Всем известно: «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись». Однако Киплинг забыл о России. Именно здесь сходятся Запад и Восток, образуя совершенно отдельную часть света. Оформившись и утвердившись, она может стать мостом между несоединимым. И, может быть, именно в этом великая спасительная миссия России (в первую очередь для нее самой!), которую ищут те, кого не устраивает прозябание в умирающем обществе потребления?

И вполне естественно, что на страну нашу накатывают волны с обеих сторон. Что ж с них взять — стихия! Она поглощает чисто инстинктивно, если ей не препятствовать. Однако еще со времен Ивана Грозного на Руси стали плодиться охочие раствориться в Западе под сладкоголосое пение тамошних сирен. Слава богу, людей, стремящихся строить собственную цивилизацию, у нас всегда было намного больше. Но во времена кризисов, переживаемых Отечеством, голоса Смердяковых крепнут и сбиваются в дружный хор, славящий иноземный порядок. Во что превращается западная культура, тупо насаждаемая в России без поправки на местность и акклиматизацию, мы хорошо увидели в период либеральных реформ. Однако те же люди и их политические наследники уверяют, что не реформы повинны, а их незавершенность. Это злодей Путин помешал развалить Россию на лучшие либеральные образцы!

«Суд ниже плинтуса, с мировым шоу-бизнесом рассорились, страну разделили, сильный конфликт в элитных кругах… Чем быстрее закрыть это дело, тем лучше, — считает либеральный политолог Игорь Бунин на волне «Голоса Америки». — Преследование остальных участников группы, возможно, исключительно юридическая вещь. Но если это политическое решение, то это просто бред».

А все-таки русская прямота присутствует даже у западников. Что по сути предлагает Бунин — «быстрее закрыть это дело». Да-да, именно политически. Впрочем, все же знают, кто командует российским судом, не правда ли?

Саймон Дженкинс хорошо показывает в своей статье, кто прикомандывает британским правосудием. А когда в США в 1995 году встал вопрос, осудить ли афроамериканского футболиста за убийство своей белой жены и ее любовника при гарантированной вспышке расовых волнений или лучше не надо, подсудимого полностью оправдали при абсолютно надуманной аргументации.

О чем это говорит? Да о том, что идеализация Запада происходит у нас одновременно с дискредитацией России. Это просто вопрос веры. Не зря «белоленточников» у нас многие называют сектой.

Есть, правда, и светский аргумент в пользу лозунга «Свободу Pussy Riot!»: «При чем здесь вообще «Пусси»?! Дело не в них, а в пародии на правосудие. Ведь такой каток может прокатиться по любому человеку!»

На это хорошо ответил историк и журналист Дмитрий Лысков в «Однако»: «В этом главная ошибка защитников Pussy Riot. Практически невозможно применить в данном случае классический прием «такое может случиться с каждым», «на их месте мог быть любой из нас». Глупость. Не устраивает каждый перформансов в церкви, не говоря уже о других акциях».

Скажите лучше честно: такое может случиться с каждым из «пятой колонны», с каждым, кто готов подрывать конституционный строй. «Революция нас спасет», — как рассчитывает муж и продюсер осужденной Толоконниковой Петр Верзилов. И этим раскрывает карты.

Нет, это не означает, что его девочки осуждены за политику под видом хулиганства. Это означает только, что на политику они пока не потянули, но мотив ненависти, входящий в статью о хулиганстве, у них точно был. Революций без ненависти просто не бывает. А вы говорите, их неправедно осудили — почитайте Уголовный кодекс. Политика политикой, но формально это чистая уголовщина. Вот если вы украдете курицу — Толоконникова, как известно, эту птицу любит особенно нежно — и понесетесь с ней по улице с каким-нибудь политическим лозунгом, это что будет — свобода слова, перформанс или панк-концерт?

Политолог Сергей Марков хорошо сказал об отношении морального большинства к атакам на Русскую православную церковь: «РПЦ при всех недостатках, которые они прекрасно видят, является для них прежде всего носителем русской надэтнической идентичности, а Путин — символом надежды на возрождение политической субъектности русского народа, понятого, естественно, не этнически, а имперски».

Именно эту идентичность стремятся разрушить господа революционеры, которые жалуются на «репрессии». Вы только посмотрите на их «репрессированные» лица лоснящиеся!

Так о чем говорит решимость правоохранителей довести до конца дело о Pussy Riot, настигнув беглянок? Почему это выводит истерику в либеральных кругах на уровень ультразвука?

Потому что власть посылает совершенно ясный сигнал радикалам, что наказание за выход из правового поля, который они планируют на предстоящую осень, будет неотвратимым. И Запад им не поможет.