В вечернем эфире 4 сентября маленькие зрители программы «Спокойной ночи, малыши!» увидели одну из серий мультфильма «Ну, погоди!». В этом ничего примечательного не было бы, кабы не одно обстоятельство. 1 сентября вступил в силу Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Любимый мультик, на котором выросли многие поколения еще советских людей, после этого мог оказаться под запретом.

Ведь один из главных героев — Волк — курит, да и вообще занимается не очень подобающими делами — крушит все на своем пути в некоторых сериях, нарушает правила дорожного движения. При о-очень внимательном рассмотрении Волка можно даже в пропаганде гомосексуализма заподозрить…

Тема «Ну, погоди!» неделю назад, когда бурно обсуждался вступивший в силу закон, точно была в центре внимания. Ведь, согласно Букве закона, показывать мультфильм можно только тем, кому исполнилось восемнадцать лет. Сгоряча мультик собрались ставить после 23 часов. Представляете, как выглядело бы его соседство в эфирной сетке с каким-нибудь фильмом для взрослых…

Поразмыслив трезво, чиновники пришли к компромиссу. Оказывается, мульт­сериал, на котором все мы выросли, относится к художественной продукции, и его следует рассматривать как культурную ценность! После получения такого разъяснения председатель совета директоров телекомпании «Класс!» Александр Митрошенков так и сказал: «Ну, погоди!» будут показывать без купюр. Ну, слава богу.

И все-таки ситуация с «Ну, погоди!» наводит на некоторые размышления. Что это за законы такие принимаются, где исключений больше, чем правил? А что понимать под «культурной ценностью»? Какие мульт­фильмы, фильмы вслед за «Ну, погоди!» попадут в это число, а какие будут цензурироваться или показываться поздно ночью?.. Предусмотрел ли критерии для всего этого законодатель?

По сути, никто не возражает, чтобы эфирные телепрограммы маркировались плашкой с указанием возраста, для которого предназначены. В этом нет ничего плохого: прочитав телепрограмму в газете или посмотрев анонс программы, зритель увидит, что смотреть его ребенку можно, а что нет. Выходит, раньше он этого точно не понимал. Нужно было принять специальный закон, дабы все ясно было.

А что делать радиовещателям и издателям — они пока теряются в догадках. В радиоэфире закон рекомендует озвучивать, что данная программа предназначена для такой-то аудитории. Из сетки одной радиостанции пришлось даже снять программу «Взрослым о взрослых», выходившую в прямом эфире восемь лет. В ней семейный психолог отвечал на различные юридические, психологические, этические вопросы радиослушателей. Прямой эфир — штука коварная. И радийщики, и телевизионщики очень опасаются, к примеру, того, что гости вдруг нарушат новый закон и выскажутся, скажем, в пользу курения. Кстати, антитабачный закон будет одним из следующих, обсуждаемых в обществе. Его рассмотрение Госдума отложила аж до весны. А, между тем, он предполагает серьезные ограничения курения в общественных местах.