Кипучая деятельность наших думцев постоянно ассоциируется у меня с промышленным бумом начала века. Все мы понимали тогда, что заводы как лежали на боку, так и продолжали лежать. Разве только, выпуская в прошлом году, образно говоря, одну гайку, в нынешнем поднапряглись и выточили две. Рост производства сто процентов, но, по большому счету, в нашей экономике ничего не менялось…

Так и в законодательной практике последних лет. Сначала принимаются одни законы, вслед за тем — другие, отменяющие действие прежних. Ничего не меняется, но работа кипит. Произносятся речи, помигивают табло голосования… То, за что сегодня депутаты единогласно проголосовали «за», уже завтра может быть отвергнуто с помощью столь же единодушного «против». Так было когда-то с попыткой заменить Знамя Победы неким суррогатным «символом» без серпа и молота. Сначала Госдума большинством бодро оформила этот «символ», а потом, вняв голосу «сверху», так же бодро заклеймила принятое накануне решение.

И вот новая иллюстрация. Не успели мы вдоволь вкусить плоды революционной идеи по переходу на «вечное» летнее время, как нам теперь предлагают вернуться в такую же «вечную» зиму. И что поразительно: резоны, по которым депутат Калашников убеждал нас в преимуществах окончательного и бесповоротного зимнего времени, буквально слово в слово совпадают с теми, что приводили, когда объясняли необходимость навсегда остаться в летнем времени. Что-то про надои и экономический эффект, которые окажутся выше, как только мы правильно переведем стрелки. И так далее в том же духе…

Про судьбу надоев мы так и не узнали. Как благотворно повлиял на них перевод стрелок? И в какую сторону теперь их лучше переводить для пущей полноводности молочных рек? Неясно также, как коровы распознают, какое время сейчас на дворе: летнее или зимнее? В общем, вопросов много. А это значит, что думцы наши в своих попытках дать на всё ответ и всё улучшить без дела не останутся.

Хотя кое-что удалось постигнуть своим умишком и нам. Поняли, что просыпаться в пору, когда светает в 10 утра, тяжеловато. Что день, начатый таким образом, так же грустно и закончится. Что возлюбленную Европу и нас стали разделять не два, а сразу четыре часа, а это плодотворным бизнес-контактам с вожделенными инвесторами не способствует. И увидели, что даже нашим парламентариям совладать с вселенской категорией Времени не дано. Не оттого ли на днях, разведя руками, передали они право на дальнейшие упражнения с часовыми стрелками правительству? А там, похоже, задумались. Да и как не задуматься, когда автор идеи вечного летнего времени — не кто иной, как их нынешний начальник? Ну, как им теперь сокрушать начальственную идею?

А пока власть усиленно думает, подданные застыли в напряженном ожидании. В буквальном смысле застыли. В какой-то момент даже уехать далеко не могли. Потому как билеты на поезда на месяц вперед не продавали. Железная дорога готовилась перенастраивать компьютеры. Ведь те без соответствующих обновлений в судьбоносную ночь перевода стрелок с 27 на 28 октября запросто могли взбунтоваться. В отличие от людей…

Счастливые часов, как известно, не наблюдают. Если рассуждать по этой крылатой грибоедовской формуле, то счастливей нас с вами на этом свете не сыскать. По крайней мере, в данный момент, когда мы окончательно запутались во временах и стрелках, которые в очередной раз надо будет «раз и навсегда» куда-то там перевести. Или не переводить… И крамольная мысль не оставляет: может, вообще все эти игры со временем — не более чем имитация бурной деятельности? И проблема совсем не в стрелках? Как там говаривал в таких случаях профессор Преображенский? Вот то-то…