Как-то незаметно, вроде бы сами собой, в Таганроге оказались заасфальтированными почти все проблемные дороги.

Вдруг проявился еще один характерный нюанс: вечерами, в часы пик, до перекрестков выстраиваются длиннющие очереди из новеньких легковых машин. Чуть ли не каждый день узнаю от знакомых — то одна, то другая семья купила автомобиль. В городе открылся, кажется, уже десяток автошкол: объявления и рекламные щиты, зазывающие пройти обучение вождению, встречаются на каждом углу.

Или вот еще. Недавно стал свидетелем, как власти решали проблему таганрогского долгостроя. Что примечательно, последнего и единственного. Приехали мы на стройплощадку, а вокруг, как на дрожжах, уже растут новые многоэтажки. Еще сдать не успели, а квартиры раскупаются, как пирожки.

К чему я все это? Вы не заметили, что тихо и мирно скончалось понятие «кризис»? Еще совсем недавно — полтора-два года назад — этим словом пестрели все печатные издания, оно то и дело вылетало из уст экономистов, политиков, бизнесменов. Некоторые доморощенные пророки обещали какие-то немыслимые бедствия. Помню, один такой ясновидящий предсказывал катастрофические последствия и советовал, пока не поздно, закупать все — от сапожного крема до зубной пасты. Дескать, скоро ничего этого в магазинах не будет, и вернется давно забытое понятие советских времен — дефицит. Не знаю, как там по всей стране, а в Таганроге, вместо того чтобы тихо умирать в соответствии с прогнозом, торговые объекты только и делают, что растут и увеличиваются в количестве. Ускоренными темпами идет строительство гигантского торгово-развлекательного центра «Мармелад», крупные торговые сети открывают все новые и новые магазины, на каждом углу бойко работают овощные развалы, бывшие рынки-толкучки преобразуются в цивилизованные супермаркеты. А главное — народ туда валом валит и все что-то примеряет, к чему-то приценивается, что-то приобретает. Ну не похоже все это на кризис, на ужасы и бедствия недавних пророчеств.

Опять же нефть. Компетентные лица в компетентных экономических изданиях уже года два как предрекают скорое падение цены. А она, нефтяная цена, ведет себя совершенно иначе — знай себе растет, вплотную приближаясь к уровням докризисного 2007 года. Да тут без всякого экономического образования понятно: если количество автомобилей увеличивается, если темпы строительства и объемы торговли (а значит, и грузоперевозки) растут, то повышается и потребление топлива. Какое уж тут падение цены! Недавно бензин подорожал, прямо скажем, ощутимо, а на заправках все равно автомобилисты заливают баки, не считаясь с ценой. Ездить-то надо, раз автомобили купили.

Пресловутый аргумент, что мы, дескать, живем на нефтяной игле, опровергает повседневная практика той же таганрогской промышленности. В городе не найдешь предприятия, которое бы не проводило в той или иной мере технологическую модернизацию. Впереди, конечно, заводы-гиганты, у них масштабы реконструкции — на миллиарды рублей. Но и небольшие предприятия за ними тянутся по принципу: лучше меньше, да лучше. Мне, как работнику прессы, это хорошо известно: чуть ли не каждый квартал приглашают на какой-нибудь таганрогский завод — то новые станки установили, то современную производственную линию запустили.

Я вот думаю: может, и не было у нас никакого кризиса? Это там, в Европах да Америках: среднестатистический европеец или гражданин США брал за один раз десять кредитов, а теперь может взять только пять. И… о ужас! А нам после голодных-холодных 90-х, когда и пенсии месяцами не выплачивались, и зарплаты были мизерные, такой, с позволения сказать, «кризис» — нечто вроде легкого насморка. И не через такое проходили.

Говорят: жизнь общества отражает искусство. Примечательно, что в фильмах двухтысячных годов россиянин — это человек вполне благополучный, живет в хорошей квартире, ходит в хорошие магазины, ездит на хорошем авто, имеет хороший телевизор, стиральную машину и прочие свидетельства высокого уровня потребления. Самое интересное, что это уже совсем не виртуальная, а практически подлинная реальность. Оглянитесь вокруг, и вы со мной, скорее всего, согласитесь.