Прошло больше месяца, с тех пор как сначала пропала, а потом нашлась Даша Попова.

Не буду сейчас вспоминать все подробности. Что было, то было. Теперь уже мы никогда точно не узнаем, почему 57-летний предприниматель похитил именно «ранее ему незнакомую», как утверждалось во всех официальных комментариях, Дашу? Действительно ли раскаяние заставило мужчину свести счеты с жизнью в камере следственного изолятора? И еще многие вопросы останутся теперь без ответов.

Для меня в этой истории важнее все же другое. Оказывается, рядом с нами живут множество неравнодушных людей. Те, кого еще трогает чужое горе. Кто способен прийти на помощь в трудной ситуации совершенно незнакомому человеку, а не просто для «галочки» сказать утешительные слова или состроить подобающее случаю скорбное выражение лица.

По официальным данным, в поисках Даши участвовали более 2000 волонтеров. Мне кажется, что к этой цифре можно смело приписать еще один нолик. Из тех, кто не прочесывал местность, а печатал и расклеивал ориентировки, приносил волонтерам еду и воду, дарил рации и, даже не назвавшись, уходил, распространял информацию в Интернете и другими способами принимал участие в поисках Даши. Вот вроде бы нет во всех этих поступках ничего выдающегося и героического, но чувство гордости и уважения они во мне вызывают.

Честно признаюсь, когда Даша нашлась, я предполагала, что все это благополучно сойдет на нет. Одно — участвовать в поисках милой восьмилетней девчушки, которая трагически пропала из подъезда собственного дома. Тут и дело благое, и азарт свой есть, налет героизма и опасности, что ли. И совсем другое — организовывать методичную работу по поиску без вести пропавших. Налаживать систему оповещения добровольцев. Запасаться фонариками, куртками, термосами, рациями, картами, ориентировками. Чтобы быть готовыми в любое время дня и ночи выехать на место происшествия, нужно работать постоянно и методично. А не просто вытащить шашку, вскочить на коня и помчаться спасать мир.

Я ошиблась, и это очень приятно. Конечно, количество добровольцев уменьшилось, но активная деятельность поискового отряда продолжается. Ребята даже обзавелись офисом — штабом. Учредили совместно с одним из сотовых операторов «горячую линию» по поиску пропавших людей. Создают базу данных добровольцев, собираются наладить оперативное смс-оповещение. Участвовали в поисках мужчины, пропавшего в одном из районов области, пенсионера, в Ворошиловском районе Ростова. Разыскивали семидесятилетнюю бабушку, страдающую провалами в памяти. Женщина исчезла в районе рынка Темерник. Все те же ориентировки, оповещение, прочесывание местности — методичная работа, нужная и важная. Ее продолжают действительно неравнодушные люди, а те, кто пришел только на волне разового искусственного благородства, отсеялись естественным образом. Это нормально. Так и должно быть. Один раз «побыть героем» и проще, и звонче, чем изо дня в день делать кропотливую и сложную малозаметную работу.

Только вот за все это время ни одного без вести пропавшего волонтеры так и не нашли. Люди объявлялись сами, но в большинстве случаев их находили сотрудники полиции. Так может и не нужно все это добровольчество, раз оно не приносит результатов? Зачем тратить время и силы, если ни навыков не хватает, ни средств специальных нет, ни полномочий?

Мне думается, что для этих ребят важен не только результат, но и сам процесс. Процесс совершения общественного блага. Факт бескорыстной помощи другому человеку в его беде. Не для «галочки», а для самого себя в первую очередь. Чтобы собственную жизнь сделать осмысленнее, человечнее, добрее. Так почему нет?