Знаете, время от времени добрые люди присылают мне по старинке (то есть в настоящем почтовом конверте) или даже лично приносят в редакцию ксерокопии или вырезки из газет, где рассказывается о тех или иных бедах в нашей российской жизни. Иногда это делается с целью подсказать тему, но порой и с укором: дескать, что же ты, родной, будто не знаешь, что у нас творится!

Увы, знаю. И про коррупцию не забыл. Я ее и считал главной угрозой для государства… Пока активизация «пятой колонны», «рассерженных горожан» и примкнувших к ним протестных всех цветов и оттенков не оттеснили эту болячку на скромное N-е место. Коррупция угрожает государству лишь до той поры, пока существует само это государство, не так ли? Во всяком случае, в качестве единого и неделимого. Коррупция при самом неблагоприятном сценарии еще долго будет его разъедать, в то время как революция или явление Горбачева-2 убьет его быстро, развалив на части.

Кстати, пользуясь анонимностью, в интернете многие не стесняются писать, что желают России быстрого развала — дескать, чтоб не мучилась. Эта публика делится в основном на две части — на тех, кто пишет в Рунет из-за бугра, и на идиотов, которые не видят разницы между жизнью виртуальной и реальной, рассчитывая наблюдать за процессом с поп-корном. Есть еще третья часть: один из ее представителей прямо написал на моей страничке в «Живом журнале», что гордится тем, что состоит в «пятой колонне». И это не пустая бравада — он уже отсидел за экстремизм.

Собственно, вышеперечисленная «триада» меня мало волнует — этих в принципе не переубедить. Меня волнуют граждане, которые искренне переживают за Россию, но считают, что ее можно излечить радикальным, то есть революционным путем. Самое для меня странное, что их практически не смущает, что в этом вопросе они смыкаются с откровенными недоброжелателями страны, выступая фактически как союзники. Они либо недооценивают угрозу дезинтеграции России, либо вообще считают ее меньшим злом по сравнению с тем адом, в котором мы, по их мнению, пребываем. Самое поразительное, что таких гиперболизированных взглядов придерживаются вовсе не те, кто оказался за чертой прожиточного минимума, иначе они не сидели бы в интернете, изливая свою желчь. Ясное дело, что до счастья им не хватает хотя бы еще парочки зарплат, но они страшно удивятся, узнав, что точно такие же проблемы стоят и перед олигархами. Те, кто не умеет (не желает) жить по средствам, никогда не будут удовлетворены. Именно поэтому многократное повышение зарплат верхним эшелонам чиновничества не сократило коррупцию, а только увеличило размер мзды.

А теперь попробуйте представить, что будет, если все чиновничество полностью поменять на тех, кто его ненавидит. Представили? Ничего не изменится — по крайней мере, в лучшую сторону. Поэтому революционный путь при всей его болезненности, а возможно, и кровавости, просто бессмыслен.

Каков же выход? Терпеливая методическая борьба. Но не ВООБЩЕ («Антинародное правительство должно уйти!» — и точка), а конкретно и по пунктам, что в том или ином решении вредно для народа, и как это исправить с наименьшими потерями. Оппозиция-то как раз предпочитает наибольшие, претендуя на власть, но народу, о котором она якобы печется, от этого лучше не станет.

«Ожидание радикальной и быстрой трансформации нынешней официальной власти в действительно национальное правительство является иллюзией, — пишет в коммунистической «Донской искре» профессор В. Ю. Катасонов. — Однако мы уверены, что обострение социально-экономической ситуации в стране уже в ближайшее время (в том числе в результате вступления России в ВТО) приведет к еще большему ослаблению и без того слабой нынешней власти…»

Вот так, без ноток пораженчества у коммунистов никак не обходится. Между тем известно, что правила Всемирной торговой организации (ВТО) для того и существуют, чтобы ловко их обходить. Разумеется, какому-нибудь Гондурасу никакие хитрости просто не позволят, но Россия уже не раз заставляла с собой считаться, способна на это и в рамках ВТО. К тому же и сами правила имеют довольно широкий спектр возможностей. И лучше бы доктору экономических наук подсказать, какие меры позволят лучше защитить нашего производителя, чем дальновидно дожидаться, когда он рухнет, унося с собой «антинародный режим».

На саммите АТЭС Путин искал союзников в борьбе за более справедливые (выгодные) условия функционирования ВТО: «Уверен, что свежий взгляд России на объективные сложности и внутренние противоречия, существующие в организации, будет востребован. Тем более сейчас, когда так трудно идет процесс поиска моделей глобального развития. Сам принцип свободы торговли переживает кризис…» («Ведомости»).

При этом хотелось бы напомнить, что сам Путин никогда не был фанатом вступления в ВТО.

«Путин уже много лет известен своим скептическим отношением к ВТО, несмотря на то, что правительственный кабинет под его руководством ведет переговоры по вступлению в эту организацию, — писала «Нью-Йорк таймс» полтора года назад. — В 2009 году, когда Россия тоже уже была, казалось, близка к вступлению в эту организацию, Путин резко прервал переговоры и заявил, что Россия присоединится к ВТО только в составе таможенного союза с Белоруссией и Казахстаном. Впрочем, теперь Россия отказалась от этой идеи и ведет переговоры только от своего имени».

Почему отказалась? Насколько я понимаю, Путин не смог заручиться должной поддержкой в этом вопросе ни внутри страны, ни в Астане, зато напоролся на яростное сопротивление западнической части российской элиты при соответствующей ее поддержке «мировым сообществом». Единственным надежным союзником оставался Александр Лукашенко. И вот какую историю рассказал недавно сам Александр Григорьевич.

В своей беседе с Путиным он настаивал, что главное для нас — это Таможенный союз, и Путин заверил его, что именно это является для него приоритетом. И тут открывается дверь и входит неназванный Батькой господин, который бесцеремонно встревает в разговор двух президентов:

— Нет, для нас приоритетом является ВТО, — говорит он.

Лукашенко до сих пор в себя не может прийти от такой наглости, а ведь еще вчера это было у нас в порядке вещей. А именно — противоборство «националов» и «либерал-компрадоров» в верхних эшелонах. Кстати, как поговаривают, неназванный — это «лучший министр финансов» по оценке Лондона и Нью-Йорка, но теперь уже экс-министр Кудрин. Читали апокалипсический доклад, сделанный по его заказу Центром стратегических разработок? Отвергнутые либералы, еще вчера открывавшие ногой дверь в кабинет президента, грозят революцией.

А с другой стороны нажимают красные патриоты: «Всем патриотическим и оппозиционным силам надо исходить из того, что на сегодняшний день Россия утратила свой национальный суверенитет и фактически скатилась до положения оккупированной Западом сырьевой колонии».

Это откуда же она, интересно, скатилась — с какой вершины? В 90-е, когда назначенные олигархи гнали сырье на Запад, практически ничего не давая бюджету, мы, значит, были независимыми, а теперь вот опустились! Вы уж, товарищи, определитесь с точкой отсчета. А заодно разберитесь с союзниками. Как, например, понимать «патриотические и оппозиционные силы»? Это союз с Болотными либералами? Так большинству из них утрата суверенитета была бы только в радость, но они чего-то не радуются, а все требуют ухода Путина.

«Исходить из того, что решение о вступлении России в ВТО было незаконным…», — продолжает профессор Катасонов. Пошли тезисы. Они как аксиомы — доказывать не надо. Это каким же образом вся законно соблюденная процедура стала вдруг незаконной?

«Патриотическим силам необходимо провести серьезную правовую экспертизу указанных решений для того, чтобы при приходе к власти патриотических сил незамедлительно объявить эти решения юридически ничтожными, подобно тому как большевики после революции 1917 года объявили об аннулировании внешних долгов ранее существовавшего правительства».

А вот это, товарищи, называется уже «революционной законностью». Со всеми вытекающими. Разрубить гордиев узел проблем, конечно, можно, но этим заодно мы порвем все связи с внешним миром и загоним страну в международную изоляцию. Что будет, понятно, очень патриотично. Но спросите себя, положа руку на сердце, готова ли страна снова жить в «кольце врагов» с опорой на собственные силы и переходом на мобилизационную экономику? Старики свое уже отработали, а молодежь…

А вот что говорит о протестных настроениях нашей молодежи русско-немецкий политолог Александр Рар: новые поколения в России хотят «европейского потребления и даже роскоши». При этом, кстати, не замечая, что все это у них уже есть. Кроме роскоши сразу по выходу из вуза, где учились спустя рукава, взгромоздиться в комфортный социальный лифт и взлететь как можно выше к заоблачным зарплатам. Эти поколения плохо понимают, что такое вообще упорно работать для достижения своих целей, а коммунисты хотят их мобилизовать на новый 17-й год?! Ну если для достижения идеалов, о которых говорит Рар, они все-таки поднимутся на революцию, то ужо будет им вместо роскоши разбитое корыто. Не завидую я тогда ни красным, ни белым комиссарам! Как известно, «есть у революции начало, нет у революции конца…»