Неожиданная отставка Сердюкова наделала много шума. Буквально в первые же минуты СМИ бросились в поисках компетентных комментаторов этой горячей новости, но пересуды продолжаются и по сей день. Так что же стоит за сменой министра обороны?

Иные считают, что Путин избавился от балласта, отделавшись от непопулярного министра в решающий момент, другие — что Сердюков тривиально погорел на любовнице, которая тянула из него златые горы, но причин, как обычно, больше, чем одна, а в данном случае, видимо, намного больше. И все же одна должна быть главной.

«Самое громкое кадровое решение в кабинете министров за последний год… Поста лишился не просто министр обороны, но и член команды президента, чиновник, считавшийся непотопляемым… Эксперты предположили, что все произошедшее — жест «кадрового отчаяния» и отражает чрезвычайную ситуацию с кадровым резервом главы государства», — приводят «Заголовки» одну из наиболее распространенных точек зрения.

Начнем, пожалуй, с «кадрового отчаяния». Изысканный термин принадлежит «Независимой газете» и опирается на высказывание директора Института проблем глобализации Михаила Делягина: «Эта история показывает, насколько узок круг людей, которым наше руководство может что-то доверить. Шойгу сорвали с силового министерства и отправили в область. А потом, не дав отдышаться, перевели снова в силовое министерство».

В СМИ и Интернете подобный взгляд распространился очень широко, ибо доходчив и как бы очевиден: не Шойгу, а прямо Фигаро! Но более вдумчивые справедливо обращают внимание на то, что на такие важнейшие посты, как министр обороны, «скамейка» должна быть «короткой» по определению. Кандидатуры должны быть проверены годами бе­зупречной службы, и очень желательно, чтобы это были не слишком новые лица для широкой аудитории.

Сразу же отвечу на возражение, а как же назначение самого Сердюкова (он же Мебельщик, он же Табуреткин, но он же и Храбрый бухгалтер)? В том-то и дело, что его ставили на выполнение непопулярной и неблагодарной задачи — перекроить армию по-живому. И в данном случае мавр сделал свое дело и сделал его, как бы это ни было противно признавать, во многом неплохо (кому интересно, легко найдет в Интернете перечень его справедливых заслуг), хотя не наломать при этом дров он и не мог (все-таки он был больше бульдозером, нежели подъемным краном).

Что же касается короткого пребывания на губернаторском посту Сергея Шойгу, то есть мнение, что так в принципе и задумывалось, хотя, вероятно, планы пришлось реализовывать гораздо быстрее. «Фактически Шойгу должен был выступить антикризисным менеджером, равноудаленным от всех заинтересованных групп, разрулить «чиновные войны», дать провести осенние выборы и уйти. Правда, если верить источникам, уйти после Нового года — но это все равно не «по истечению полномочий», — отмечает vol1oleg.livejournal.

По словам источников «Коммерсанта» в Кремле, политическое решение об отставке Сердюкова было принято еще в начале сентября (другие же источники того же «Коммерсанта» уверяют, что еще в начале декабря 2011 года Путин дал указание ФСБ заняться подбором кандидатов на должность главы военного ведомства). «Недовольство президента и премьера росло давно, однако до стадии открытых конфликтов не доходило», — рассказал один из собеседников издания. По его словам, «причин для отставки было достаточно и без дела «Оборонсервиса».

С приходом Шойгу в Минобороны последует серьезная зачистка, в первую очередь с должностей полетят «дамы Сердюкова», говорят те, кто знаком с ситуацией. К примеру, военное образование сегодня курирует Екатерина Приезжева, которая долгое время в питерской мэрии отвечала за оборот алкогольной продукции. На мой взгляд, такая связь весьма красноречиво говорит об отношении бывшего министра к вверенному ему ведомству. При этом Сердюков, между прочим, за кресло не держался. Напротив. Незадолго до всей этой истории он прямо бросил в лицо Медведеву, что тому было бы лучше его уволить. Впрочем, он, конечно, знал, что это не входит в полномочия премьер-министра.

Надо сказать, что очень многие, кто пытается комментировать устранение Анатолия Сердюкова, сводят дело к борьбе групп влияния за власть и финансовые потоки. Кто-то делает тонкие, как бревна, намеки, а кто-то просто напускает на себя вид циничного знатока закулисной борьбы. Не обошлось и без конспирологии:

«Понятно, что защита Сердюкова — это не продуманная акция, а инстинктивная реакция. Разумно было бы помолчать. Есть логика, по которой защищать коррупционеров не следует. Неважно, что коррупционера схватили или уволили по политическим соображениям. Конечно, можно поиздеваться над подобными ситуациями — напомнить, что откат идет наверх — и даже не Путину с Медведевым, а выше, чуть ли не до Лондона. Кто берет откат, куда его несут — тайна сия велика есть для российского гражданина…» — пишет один из блогеров.

Ну, к подобным трактовкам мы еще вернемся. А пока еще одна версия. «Увольнению Анатолия Сердюкова с поста министра обороны предшествовал его конфликт с Федеральной службой безопасности», — утверждает газета «Ведомости», которая ссылается на собственный источник в спецслужбах. Сердюков был якобы причастен к назначению бывшего помощника главы Минобороны Сергея Королева начальником управления собственной безопасности ФСБ, и это «не всем в ФСБ понравилось». Кроме того, по данным «Ведомостей», конфликт был усугублен планами министерства обороны по созданию военной полиции: в ФСБ опасались, что эта служба станет помехой для работы военной контрразведки в войсках.

Источник газеты утверждает, что именно военные контрразведчики собрали материал для уголовного дела о мошенничестве в подконтрольной министерству компании «Оборонсервис».

Что ж, вероятно, без помощи спецслужб не обошлось. Однако обращает на себя внимание, что перед каждым новым уголовным делом о масштабном воровстве визиту следователей предшествовало появление ревизоров Счетной палаты, причем нередко во главе с самим Сергеем Степашиным. Так случилось и с делом «Оборонсервиса», и во Владивостоке, где со вчерашнего дня идут обыски в офисе госзаказчика и координатора объектов к саммиту АТЭС-2012 по делу о крупных растратах. Точно так же, как и еще в одном громком деле — о махинациях в «Роскосмосе».

Однако «Новые известия» считают примечательным тот факт, что скандал с ГЛОНАСС, обеспечивающим прежде всего деятельность военных, последовал сразу после отставки Сердюкова. Аналитик Андрей Шенк сказал изданию: «Не думаю, что конфликт между РКС и Поповкиным может иметь отношение к «делу Сердюкова»… Однако, возможно, решили убрать или приструнить всех, кто так или иначе имеет какое-то влияние на военную отрасль».

«Независимая газета» отмечает, что МВД, распространившее заявление об обыске, тем не менее скрывает название фирмы, где он проводился. «Похоже, данный информационный слив — новый эпизод в борьбе за бюджет космической навигации», — полагает издание.

Что ж, похоже, что так — это борьба за бюджет. Только не для групп влияния и «распила», а для страны, которая уже не в состоянии выносить все возрастающие масштабы тупого воровства. Все эти рассуждения об интригах шкурной вой­ны выглядят если и не очень убедительно, то хотя бы правдоподобно лишь до тех пор, пока каждый эпизод рассматривается либо отдельно, либо в связи с каким-нибудь другим, подходящим хотя бы косвенно для их объединения в одну фабулу. Но вот уже владивостокское дело (а сейчас подобных дел, пусть и не таких масштабных, уже много), как ни крути, никак не вяжется ни с Поповкиным, ни с Сердюковым, хотя тоже развивается практически сразу после отставки бывшего министра обороны. И сюда опять же не подошьешь версию Глеба Павловского, что Путин, «увольняя Сердюкова, пытается взять под контроль верхушку правящего политического класса». Да, конечно, чтобы начать масштабное наступление на коррупцию и казнокрадство, президент должен был собрать силы в кулак, но даже если это его еще больше усиливает, не нужно подменять причины и следствия.

Впрочем, Глеб Павловский замечает и другое: в последнее время Путин часто «делает то, чего раньше не делал»: «Он… идет напролом, как через джунгли, и каждый раз нарушает какие-то прежние правила». Павловский напомнил, что Сердюков был назначен самим Путиным и провел «разрушительную часть кампании, ломающей прежнюю систему гомерического воровства и неразберихи в Вооруженных силах». Но вот когда он (вольно или невольно, следствие разберется) начал создавать на ее месте новую систему, то за это и поплатился.

Сейчас Шойгу разбирается с наследием предшественника, по ходу дела исправляя ошибки и перекосы. И даже те, кто не симпатизирует Сергею Кужугетовичу, считая его наследством Ельцина, не могут всерьез поставить под сомнение его способность наладить нормальное функционирование военного ведомства. Которое должно служить России…