В Москве 30-летний юрист фармацевтической фирмы, придя на работу с двумя карабинами, расстрелял пятерых своих коллег. Еще двое ранены, лежат в больнице. Юриста якобы бросила девушка, из-за чего он устроил бойню.

Но что-то не верится в эту версию. Накануне на своей странице в Интернете юрист-убийца признался в испытываемой им ненависти «к человеку как к виду», человечеству, собственной жизни и сообщил о желании «уничтожить как можно больше частиц человеческого компоста».

А в Ростове недавно выписалась из БСМП-2 сотрудница областного министерства образования, получившая ко Дню учителя подарочную коробку, в которой находилась взрывчатка, рванувшая при распаковке. 63-летняя мать женщины сразу погибла, а она сама вместе с сыном оказалась в больнице. Врачам, к счастью, удалось сохранить ей зрение. Задержаны отправившие «подарок» 58-летний директор спортшколы и его 27-летний зам, позднее вышли на третьего соучастника — бывшего директора той же школы. У них были конфликтные отношения с чиновницей, вот и расквитались…

Откуда столько агрессии в обычных, казалось бы, людях? Ведь вроде бы ничего особо катастрофичного вокруг не происходит. Ни голода пока нет, ни мора, ни войны, ни эпидемии, ни столкновения астероида с Землей. А криминализация, коррупция, маргинализация, о которых говорится много и часто, уже не воспринимаются с былой остротой. Тогда из-за чего ж такая концентрация ненависти?

Психиатры видят причину в ухудшении душевного здоровья граждан, росте числа заболевших. Некоторые идут даже дальше, утверждая, что психически здоровых людей вообще нет, а просто есть выявленные больные и невыявленные (до той поры, пока не сработает какой-нибудь провоцирующий фактор). Наверняка за это еще ухватятся, и кто-нибудь из обвиняемых станет «косить под психа». Все-таки принудительное лечение — это помягче, чем уголовный срок.

Есть и еще одно объяснение, основывающееся на том, что человек — продукт той информационной и культурной среды, в которой находится. А вот с этим у нас своеобразно…  

…В советское время мы сетовали по поводу засилья цензуры, «лакировки действительности», посмеивались над писателями-соцреалистами. В теленовостях сообщалось о намолотах зерна и пущенных заводах, а про авиакатастрофу, в которой погибла футбольная команда «Пахтакор», или про охотившегося за женщинами в красном московского маньяка узнавали из «сарафанного радио».

Сейчас цензура отменена. И возникла другая крайность — стало можно все. Материться в литературных текстах и на театральной сцене, глумиться над извечными ценностями, хамить собратьям по творческому цеху, рубить иконы, обнажать несвежие телеса, демонстрировать нетрадиционную ориентацию, поносить уличной бранью власть…

И «пичкать» читателей-зрителей только негативной информацией. Судя по которой, сегодняшняя жизнь состоит из одних лишь перестрелок, разборок, аварий, пьянок, стрелок, случек, откатов, распилов. Умение извлекать максимальную выгоду ценой отказа от моральных уз и ответственности трактуется как успешность. А не вписывающиеся в этот формат граждане внимания, сочувствия не достойны — расходный материал, биомасса, компост. В итоге многие именно так себя и ощущают — в полном соответствии с русской поговоркой: «Говори, что свинья, — поневоле захрюкаешь». И хватаются за ружье, нож, взрывное устройство…

Великий русский мыслитель Александр Зиновьев, сказавший когда-то про реформы: «…целили в коммунизм, а попали в Россию», предупреждал также и об опасности обработки мозгов, из-за которой мы можем оказаться перед необходимостью жить в условиях естественного отбора. Когда homo homini lupus est — человек человеку волк. И вариантов будет мало: или ты зверь, или — жертва. Порой кажется – это уже произошло. Но все-таки веришь, что точка невозврата еще не пройдена.