Госдума Российской Федерации приняла резонансный законопроект «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», получивший неофициальное название «закон Димы Яковлева».

Законопроект предусматривает запрет на усыновление детей американскими гражданами и гражданами тех стран, которые поддержали «закон Магнитского». Теперь документ будет передан на рассмотрение в Совет Федерации, а после — президенту Владимиру Путину.

О том, что документ будет принят Госдумой, было известно заранее. Но вот буквально за день до его принятия против законопроекта выказались государственные и общественные деятели, представители научной и культурной элиты. Одним из первых откликнулся министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов, посчитав законопроект нелогичным: «Логика как бы око за око, но логика неправильная, так как могут пострадать наши дети, которым не нашлось усыновителей в России». Если говорить об «око за око», то тут как бы все понятно. Нужно же было отреагировать на американский вызов. Но, видимо, реагировали исключительно эмоциями. Вот и возник «список Димы Яковлева».

Напомню, Дима Яковлев, российский мальчик, усыновленный американскими родителями, умер, оставленный приемным отцом на солнцепеке в салоне автомобиля. Это случилось в июле 2008-го. Однако до и после этого вопиющего случая было немало трагедий с российскими детьми, усыновленными американцами. Ясно, что по американским законам проконтролировать воспитание приемного ребенка из России нам проблематично. Но даже смерть одного ребенка уже должна была послужить сигналом к тому, что не все ладно в заокеанских приемных семьях. Почему тогда «по горячим следам» с нашей стороны не появился закон о запрете усыновления американцами российских детишек? Пусть даже не закон, а хотя бы «упреждающий удар», мол, еще один такой случай, Россия примет соответствующие шаги… Тем более нужны были определенные договоренности, позволяющие отслеживать воспитание и жизнь наших детей в этих самых приемных семьях. Возможно, такие меры если не положили бы конец, то хотя бы заставили американцев шевелить мозгами. Случись в нашей стране погибнуть хотя бы одному американскому ребенку в российской приемной семье, да американцы бы уже на весь мир кричали о нарушении Конвенции о правах ребенка и бесчеловечном отношении России к детям. Мы пока же все миндальничали. И вот уже имеем список детей, подвергшихся издевательствам со стороны неадекватных американских «родителей». И вполне понятно, что «привязывание» этого списка к «списку Магнитского» не может не вызывать вопросов. Более точно по этому поводу высказался глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов: «Связывать это с больными детьми — я считаю, это просто неэтично. Российский ответ должен быть симметричным». Министр Ливанов считает, что запрет на передачу детей из российских детских домов приемным родителям может причинить вред тем детишкам, «которым не нашлось усыновителей в России». Этой же точки зрения придерживается журналист «Московского комсомольца» Александр Минкин. По его мнению, американцы усыновляют больных детей, которых «дорогие россияне» брать категорически отказываются. При этом из тысяч усыновленных в США больных за несколько лет погибли всего 19. «Всего 19» — как будто речь не о детях, а о бревнах каких-то. Сам-то себя Александр Минкин слышит? Он за то, чтобы российских детей отдавать в американские семьи. Трудно ведь добиться того, чтобы детишкам нашим на родине жилось хорошо. Отдали в американскую семью, и пусть себе растет, как бог на душу положит. Никто не спорит, с приемными семьями и у нас проблем хватает. И эти проблемы надо решать. В том числе и депутатам, инициаторам «списка Димы Яковлева». Думается, этот «список» никак не может быть «связан» со «списком Магнитского». Он должен быть обращен, прежде всего, к нам самим. К тому, чтобы всеми силами поддержать наших детей, оставшихся без родителей. Тем более что, по мнению депутата Госдумы Елены Лаховой, проблемой детей у нас не занимается ни одна из госструктур. Давайте–ка в собственном доме наведем порядок. А уже потом будем думать, куда и кому отдавать детей.