Он стал одним из самых обсуждаемых в стране. И хотя некоторые из опросов показывали: «за» — большинство россиян, у меньшинства остались сомнения. А станет ли лучше от этого закона детям?

Вместе с запретом на американское усыновление вступил в силу и президентский указ, который предписывает разработать меры поддержки российских сирот. В срок до 15 февраля они должны быть представлены президенту. О мерах — позже, а пока вспомним риторику сторонников и противников «антисиротского закона».

«..экспорт детей может осуществляться только в тех странах, с которыми заключены межгосударственные соглашения», — считает депутат Государственной Думы Евгений Федоров. Но позвольте, то есть — тем, с кем у нас заключены соглашения, мы можем ЭКСПОРТИРОВАТЬ (а не отдавать на усыновление) детей? Депутат Федоров также жестко критиковал Минобрнауки РФ за то, что министерство «специально создает условия, чтобы усилить продажу детей за границу». Пока депутат критиковал и оперировал такими понятиями, как «экспорт детей» и «продажа детей», министр Ливанов снялся в ролике по усыновлению. У министра сын — приемный. А есть у министра и родные. И ведь появился приемный ребенок у него не вчера, просто раньше он особо не афишировал этот факт…

Одна из предлагаемых мер по поддержке российского усыновления —  выдавать единовременное пособие тем, кто берет ребенка-инвалида в семью. Сумма этого пособия — сто тысяч рублей. Можно ли на эти деньги вылечить инвалида, вопрос. Да и пока не будет подписан закон, в котором четко будут прописаны меры поддержки (в том числе и сумма в сто тысяч), рано о чем-либо говорить…

Даже сторонники запрета на американское усыновление признают: «Верно, в ряде стран Европы есть пока более существенная медицинская помощь, это и есть те самые социальные завоевания трудящихся», а в России пока этого нет…

Только из Ростовской области, по данным прошлого года, американцы усыновили четверых тяжелобольных сирот. Их предлагали много раз российским усыновителям, но, увы, дети так и оставались в стенах детских домов… Почему американцы берут тяжелых? Вернемся к предыдущей цитате сторонников запрета. Для многих европейцев и американцев лечение больного ребенка не превращается в проблему личную и финансовую.  И россиянам понять это пока сложно.

Однако в России усыновляют все больше и больше детей. В регионах  (в том числе и в Ростовской области) фиксируют эту тенденцию уже на протяжении нескольких лет. Но если раньше в органы опеки приходили люди, искренне желающие взять ребенка в семью, без всякой задней мысли, чаще всего финансовой, то теперь, увы, бывает и по-другому. С ростом мер социальной поддержки опекунам и усыновителям объем материальных выгод выходит для некоторых на первый план. Ребенок при этом превращается в средство для их получения.

Ну, например, микроавтобус. В Ростовской области дают микроавтобус приемным семьям, в которых десять детей. И, будьте уверены, даже это весомый аргумент в пользу того, чтобы взять еще ребенка «под автобус»… В органах опеки мне рассказали реальный случай. Женщина, в семье которой было девять приемных детей, случайно узнала от своей знакомой, что та хочет взять под опеку девочку. Каким-то образом раздобыв координаты, она пришла в детдом, в котором находился ребенок, и сказала: «Пойдем ко мне, буду твоей мамой!» Срочно требовался десятый ребенок, чтобы получить микроавтобус. Девочка отказалась и попала в ту семью, в которую хотела…

Как ведущий рубрики «Мне нужна мама» я часто бываю в детских домах. Делаю фотографии для газеты: пусть посмотрят на ребят читатели. Может, появится у наших героев семья. И в тот раз я тоже записывал детские истории, делал фото. На прощание девочка лет двенадцати сказала мне: «Буду рада, если кто-то из тех ребят, с кем вы говорили, найдет себе родителей». Сама она больше ни во что не верила: ее один раз уже удочерили. А потом вернули обратно…

Очень точно сказал Павел Астахов в недавнем интервью «Известиям»: «Вопрос усыновления требует честного осмысления и обдуманного решения. Его нельзя принимать ради получения каких-то льгот и преференций, ради финансовой выгоды. Желание взять в свою семью ребенка должно исходить от сердца, от души — ведь за этим стоит человеческая жизнь, судьба ребенка…» И вот с этим, пожалуй, не поспоришь…