Наполеон говорил: «Сражения выигрываются и проигрываются на стадии подготовки!»  Но поход на Россию он проиграл еще на стадии замысла.

Кстати, в той насквозь пропитанной парижскими салонами русской знати поклонников у заграничного императора было не меньше, чем в нынешней так называемой элите преклонения перед Западом. Правда, чувство долга перед Отечеством тогда еще не деградировало так, чтобы опасаться, что она предаст на поле брани.

«Сражение выигрывает тот, кто твердо решил его выиграть», — писал Лев Толстой в знаменитом романе «Война и мир». До сих пор Путин, как Кутузов, отступал, бывало, но в конечном счете одерживал верх. Те, кто помнит, в каком состоянии он принял Россию, не бросят в него камень. Именно поэтому либералы запустили легенду, что Путин первых двух сроков сыграл положительную роль, а потом, дескать, взял и создал окостеневшую воровскую систему. Но мы видим другое — он начал наступление на элиту, которая, наживаясь в России, строит свое будущее вдали от нее. Именно с этим связан запрет государевым людям иметь счета и собственность за границей. Причем никакого насилия здесь нет: не связываете свое благополучие с государством Российским, уходите в бизнес или куда хотите. Но даже такое мягкое принуждение воспринимается состоятельными западниками и их приспешниками, как «сталинские репрессии» — не меньше. И это в условиях, когда компрадоры перешли к обороне. А поначалу они пытались предотвратить подобное развитие, затеяв «снежную революцию», но русский бог не дал ей снега. И вот теперь они пытаются всячески извратить происходящее, выдавая белое за черное.

Начну чуть издалека. Недавно министр обороны Сергей Шойгу устроил внезапную — впервые за 20 лет! — проверку боеготовности армии. Само собой, было выявлено множество, мягко говоря, недостатков. И разве могли не посмаковать их те, кто и так без устали твердит о развале вооруженных сил?! Но любой человек, у которого все в порядке с головой, сообразит, что никто в здравом уме не будет делать себе антирекламу, а отсюда вывод: руководство заинтересовано в выявлении истинного положения дел, чтобы армия стала подлинно боеспособной.

Как можно доказать обратное? Только утверждая, что режим, мол, окончательно свихнулся, раз показывает всем, какой он прогнивший. Что и делают господа либералы. Причем многие из них даже не по злому умыслу. Просто витрина представляется им гораздо важнее внутреннего содержания. Семен Новопрудский в «Новой газете» очень показательно демонстрирует подобный взгляд:

«Процесс национализации элиты оборачивается невиданной самодискредитацией режима. Сама кампания выглядит попыткой заставить крыс силой остаться на тонущем корабле».

Это все равно, как генеральную уборку в доме оценивать по количеству выметенной грязи, если не распихивать ее по углам, – это же самодискредитация. Что касается потревоженных крыс, то их здесь никто не держит — наоборот, их пока добром просят либо покинуть корабль, либо перестать быть крысами. Если Новопрудский воспринимает это как кораблекрушение, то он просто не представляет себе корабля без крыс.

«Это прямо-таки идеологическая диверсия против путинизма как такового. Ведь идея воровства с использованием служебного положения, конвертации власти в бизнес и собственность за границей являлась ключевой, если не единственной государственной идеей России с начала века».

Надо сказать, что «путинизм» на самом деле никакого отношения к Путину не имеет, это целиком и полностью изобретение антипутинцев, начиная с откровенных либероидов и заканчивая их неразборчивыми попутчиками. Они условились считать, что коррупция есть пошла от призвания Путина в Кремль. А до этого только блаженный реформаторский дух носился над мутными водами немытой России и ничегошеньки не крал, не присваивал общенародную собственность и не тащил капиталы на Запад. Ну все же знают, что ничего подобного и в помине не было!

В общем, договорившись, что до Путина все было относительно непорочно (нормальные капиталистические процессы с естественной отбраковкой нежизнеспособного материала, вроде отстрелянных конкурентов, лишенных зарплаты рабочих и совсем уж никчемных пенсионеров, которые мерли, как мухи, роясь в мусорных контейнерах), уже не составляет труда прийти к искомому выводу:

«В результате кампания национализации элиты становится одной из главных надежд на самоистребление путинизма. Революцией сверху, куда более разрушительной для режима, чем любые усилия противников власти…»

«Путинизм» действительно разрушается. Как говорится, сами сочинители его породили, сами и разрушают. Все очень логично, но к реальности имеет такое же отношение, как бред одержимого маниакальной идеей.

А знаете, почему некоторые люди все, ну абсолютно все действия власти объясняют только ее желанием безмерного обогащения? Вяло ли идет борьба с коррупцией или она активизировалась, началась ли национализация  элиты  (можно еще сказать принуждение элиты к патриотизму) или она уже вся служит чужому дяде — неважно, все это будет  тупо  сведено к меркантильным причинам. Ответ банален: каждый меряет по себе. Даже если порой не догадывается, из каких темных щелей подсознания это прет. 

Но есть еще одна причина, почему наивные демократы верят в злокозненный «путинизм». Дело в том, что, устраняя угрозу распада Российской Федерации, президент укреплял государственный аппарат. В результате чиновники из прислужников олигархов возвысились до распорядителей, которые могли и отказать новым собственникам, превратившимся в просителей. Это не означало создания коррупционной системы – просто раньше богатые люди по милости своей содержали чиновников, а затем уже те сами требовали от них подношений. Вот, собственно, и всё. Не считая того, что Путин выполнил свою первую важнейшую задачу — сохранил целостность и управляемость России. Либеральный вариант коррупции грозил бесконтрольной, а  потому стремительной и всеобъемлющей распродажей Родины. Мы бы и глазом моргнуть не успели, как России бы не стало.

Но это не значит, что Путин заменил одну коррупцию на другую. Путин тогда вообще думал не о коррупции. Как не думает человек на оторвавшейся льдине, что у него в доме крыша течет. Однако для людей, которые забыли или вовсе не заметили, что нас несколько лет назад чуть не унесло, главной остается раздражающе текущая крыша, а потому зреет убеждение, что не чинили ее со злым умыслом, чтобы, значит, всё крышевать. Вот это у них и называется «путинизмом».

«В любом случае по неумолимой иронии истории Путин уже взял в руки дудочку крысолова и ведет поставивший на него политический класс к обрыву. Проблема в том, что крыс очень много, мы все под их натиском идем ровно в том же направлении и очень трудно повернуть это движение вспять».

Под натиском крыс, любезный автор, идут не все, а только те, кто на одном с ними уровне. Так что за всех не беспокойтесь.

И вот вам момент истины. Руководствуясь популярной не только в среде либералов идеей, что все происходящее это только «борьба кланов», известный разоблачитель Навальный взрывает бомбу: один из видных деятелей «Единой России» депутат Владимир Пехтин владеет собственностью в США! Дальнейшее развитие событий получило название «пехтинг». Совершенно неожиданно Пехтин поступает цивилизованно — отказывается от депутатского мандата. Примеру Пехтина, не дожидаясь разоблачений, последовали еще несколько депутатов.

Оппозиции  бы радоваться — это же ее действия привели к подобному результату, фактически положив невиданную доселе на Руси традицию добровольной отставки. Но либералы почему-то пришли в ярость (Новопрудского я уже обильно цитировал). Они-то хотели доказать, что сторонники Путина — такие же бессовестные дельцы, как и его противники, а потому никакой борьбы с коррупцией и «национализации элиты» нет. Но оказалось, что нет придуманной ими «борьбы кланов». Есть лишь отчаянное сопротивление компрадорской элиты и направляемой ею «пятой колонны». Что и доказал выпад Навального, который мыслился едва ли не как «план Барбаросса».

О таких навальных блестяще высказалась журналист Сандра Новикова. Они вполне могли бы сказать о себе фразой из «Фауста»: «Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Все эти навальные, аналитики нагановы и иже с ними фактически помогают Путину «национализировать элиту»: Путин как опытнейший политик и мастер единоборств обыграл их и использовал энергию противника в своих целях. И теперь Путин «национализирует элиту» — то есть ненавязчиво намекает ей: «Принимайте решение. Если вы — русская элита, русские политики, то держите ваши сбережения в России, недвижимость приобретайте в России и детей учите в России. Если же вы не хотите отказываться от своих заграничных счетов и недвижимости, значит, уходите из российской политики. Выбор за вами!»

Так почему же они этот простой выбор называют  «сталинскими репрессиями»? Вероятно, это действительно мучительно – прекратить привычно грабить страну. О том, какие они бизнесмены вдали от властных рычагов,  прекрасно говорит опыт почти разоренного в «свободном мире» Бориса Березовского. И  это им крайне не нравится…