Есть у нас в редакции ритуал — перед публикацией в газете давать прочитать материал коллегам, чтобы услышать первую реакцию и при необходимости что–то поправить.

— Ты застрял в 70–х, — заметила однажды коллега, обратив внимание на старую цитату Михаила Жванецкого в моем тексте.
Что ж, возможно, она права. Это годы, когда я начинал работать в газете. В то время практически до автоматизма были доведены средства и методы «партийного руководства» прессой, а центральной идеей был тезис о необходимости повышения действенности печатного слова.

Не так давно в социальных сетях меня разыскала коллега, с которой работал в областной газете в те годы.

—  Я помню ваш материал, который назывался «Сан–техник–Сан», — написала она мне.

И я вспомнил, что более 30 лет назад писал о длительной утечке воды в подвале жилого дома. И реакцию на него жилищной конторы – газета вышла рано утром, а уже в 11 часов дня раздался звонок и сообщили, что течь устранена.

Нынче другие времена. В газете «Наше время» в июле 2009 года (№№ 222–223,  «Владимир Владимирович, зайдите и в наш магазин!») было написано: «А еще очень хочется, чтобы премьер (тогда Владимир Путин) заглянул в какую–нибудь контору ЖКХ и поинтересовался ценами на их услуги или, например, в «Водоканале» спросил: «А почем у вас водичка?»

Например, в Батайске в 2004 году «Водоканалу» хозяйка платила 800 рублей в год, а нынче только за первое полугодие начислили 2557 рублей 44 копейки».

А вот что писала наша газета в марте 2010 года

(№ 80, «Десять дней, которые потрясут?»): «Резкий рост коммунальных платежей в стране стал темой жесткого разговора Президента России Дмитрия Медведева с вице–премьером правительства Дмитрием Козаком. Глава государства потребовал проверить обоснованность такого роста и разобраться с причинами повышения тарифов на услуги ЖКХ…

— Эта тема резонансная, поэтому сделать это нужно в ближайшее время и доложить мне выводы. Если правительству потребуются какие–то дополнительные полномочия, я готов их предоставить, — сказал Дмитрий Медведев…  — Даю вам на это десять дней, и после этого доложите мне, – приказал российский Президент».

Уж не знаю, какой доклад был через десять дней, только в конце марта 2010 года тогдашний премьер–министр Владимир Путин в ходе рабочей встречи с вице–премьером Дмитрием Козаком сказал, что все тарифы на услуги ЖКХ «должны быть приведены в соответствие, а этим соответствием является превышение не более чем на 25 процентов».

В январе 2011 года звучит другое требование: «Правительство ограничило возможный рост тарифов — не более 15 %. В реальности рост может быть и ниже — 13–14 %, не более... Там, где будет выявлено соответствующее нарушение, там, где пытаются залезть людям в карман, нужно давать по рукам», – сказал Путин на встрече с руководством партии «Единая Россия».

В конце февраля этого года Президент Владимир Путин потребовал объяснений от Минрегиона по поводу роста тарифов ЖКХ: «Идите и объясните людям, почему они в декабре, в ноябре должны были платить такие деньги, а в январе, феврале – вот такой скачок. И это в Петербурге, в некоторых районах. А в Мурманске, вы говорите, в отдельных муниципалитетах на 200 с лишним процентов. С ума сошли, что ли?», — высказал Путин главе Минрегиона Игорю Слюняеву, а после совещания поручил правительству установить порог: рост тарифов ЖКХ не должен превышать 6 % в год.

Как заметил читатель, год от года проценты становятся меньше. Только не нужно забывать, что каждый раз повышение идет от достигнутого.

А постоянный разговор о процентах дает надежду — может быть, наступят времена, когда кто–то скажет: «Тарифы на услуги ЖКХ расти не будут». И слова превратятся в действительность.

Доживем ли?