Случился у меня на днях занятный разговор с коллегой-журналистом. В ходе которого выяснилось, что он даже краем уха не слышал о скандале, разразившемся в Америке, или скорее даже над Америкой. Точнее, теперь это уже череда скандалов один за другим, но тогда сразу выяснилось самое скандальное для самих американцев: спецслужбы США ведут тотальную слежку за интернет-пользователями и абонентами телефонных компаний. И раскрыл все это бывший агент ЦРУ.

Надо заметить, что коллега мой относится к числу тех, кто как минимум сочувствует нашим протестующим западникам. Так вот, когда я в двух словах рассказал ему эту историю, реакция его была сначала предсказуемой, а потом — поразительной.

Предсказуемо он возразил:

— А у нас что — не следят?!

— Тайна сия — великая есть, — отшутился я. — А там это уже доподлинно раскрыто!

— Ну вот, — торжествующе заключил он, — значит, там общество более открытое.

Еще лет десять назад я бы, пожалуй, написал, что у меня нет слов! Однако опыт познания логики оппозиционеров дает о себе знать — даже челюсть не пришлось поддерживать. Именно так и мыслят у нас западники, фактически обожествившие западную культуру, а у божества, как известно, изъянов не бывает.

О глобальном мониторинге за гражданами США работникам СМИ сообщил 29-летний Эдвард Сноуден, бывший агент ЦРУ, работавший по контракту нa Агентство национальной безопасности США. Британская «Гардиан» и американская «Вашингтон пост» опубликовали статьи о секретной программе электронного слежения под кодовым названием «ПРИЗМ» (PRISM), которую проводят ФБР и АНБ… Согласно публикациям, спецслужбы США собирают аудио- и видеофайлы, фотографии, электронную переписку, документы и данные о подключениях пользователей к тем или иным сайтам, что позволяет отслеживать передвижения и контакты людей.

Разумеется, там — открытое общество: спрятаться уже просто негде от подслушивающих и подсматривающих. Однако «открытия» Сноудена были совсем нежелательны для власти. И сейчас, пожалуй, решается вопрос — требовать ли экстрадиции беглого агента из Гонконга или обойтись самоубийством (это сейчас популярнее автокатастрофы).

Наверное, и у нас спецслужбы не намного деликатнее (мир суров), хотя тотальный контроль для них – излишняя роскошь: хватает и конкретных угроз. Но в чем мое отличие от оппозиционеров? Я говорю: У НИХ — НЕ ЛУЧШЕ, а они, западники, говорят: нет, У НАС ВСЕГДА ХУЖЕ! Приучены стыдиться дыма Отечества, а на высших уровнях просветления — уже и ненавидеть. Слепо, я бы сказал, но голословным это не оставлю — немного терпения. Пока же закончу пересказ начатого диалога:

—  А про дело рядового Мэннинга ты слышал? — заподозрил я, что и другие темные пятна на «солнце» Запада остаются сокрытыми от глаз моего собеседника.

— Нет, а кто это? — подтвердил он мою догадку.

— Солдат, сливший сайту WikiLeaks информацию, как американцы убивают в Ираке мирных граждан. Как же ты не слышал? Ему грозит пожизненный срок, а то и смертная казнь, в Америке были протесты…

— Ну вот, — заметил он. — Протестовали же!

—  Постой, а у нас кто запрещает протестовать?!

Э, нет. В протестной среде считается, что власть у нас всячески препятствует. Можно подумать, что власть у НИХ прыгает до потолка от радости.

Однако есть аргументы и посильнее. Все-таки пресса на Западе опубликовала разоблачения спецслужб, не побоялась! Ладно, загнем палец. Но я вам скажу, что и у нас печатают разоблачения. Не так давно «Новая газета» из «неполживых» СМИ смело рассказала о «забастовке сотрудников ФСБ». Правда, есть отличия. Там фигурирует настоящий — вполне реальный агент ЦРУ, у которого есть имя и фамилия, а герои «Новой», как говорится, пожелали остаться неизвестными. Там, на Западе, суть разоблачений оказалась правдой (опровержения касаются только интерпретаций), а у нас вся история от начала до конца — фальшивка.

В любом случае, разумеется, требуется определенная отвага, чтобы разоблачать спецслужбы. Или надежный тыл — те силы, которым выгодно то или иное разоблачение, правдивое оно или ложное. Однако факт остается фактом: механизм, позволяющий выдавать подобные сенсации, у нас давно работает не хуже, чем на Западе. Так что, наверное, материала там просто побольше. А у нас беднягам репортерам приходится буквально из пальца высасывать, сочиняя мистификации.

Кстати, не знаю, как для носителей языка, но мне определенно слышится в слове «ПРИЗМ» (PRISM) английское prison (произносится «призн»). Приз­ма (буквальный перевод слова prism) — это геометрическая абстракция, а вот «призн» переводится как тюрьма. Если хотите, тюрьма в форме призмы.

И не зря, наверное, этот скандал в США привел к резкому росту продаж знаменитого романа-антиутопии английского писателя Джорджа Оруэлла «1984».

Роман «1984», изданный в 1949 году, наряду с такими произведениями, как «Мы» Евгения Замятина, «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли и «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери, является одним из известнейших произведений в жанре антиутопии, предупреждающих об угрозе тоталитаризма, разъясняет «Голос России».

Но если американцы встревожены (хотя власти США им разъяснили, что шпионаж был только за иностранцами), то наши западники при любых условиях будут считать Запад цивилизованнее, прогрессивнее и свободнее. Никакие доводы на них не действуют.

В своем журнале писатель Борис Акунин разместил опрос, призванный разрешить его спор с неким человеком, который утверждает, что «Россия никогда не жила так хорошо, как сегодня. Под понятием «хорошо» я имею в виду так зажиточно и так свободно. Что очень важно — в комплекте». То есть были времена более зажиточные, как при Брежневе (имеется в виду вся страна, а не только Москва), но не было свободы. Были и времена более свободные, как в 90-е, но люди в массе были бедны. А нынче — как бы «золотая середина».

Акунин не согласен. Я в принципе тоже. Чем свободнее были 90-е? Разгулом преступности и финансовых пирамид? Вольготностью без устали поливать Родину грязью?! Так это и сейчас — пожалуйста, только Первый канал больше не в руках Березовского, а НТВ — не у Гусинского. Ресурсов печатных СМИ и интернет-сайтов ребятам не хватает. Телевидение они публично презирают, но страстно хотят вернуть. Как известно, демократия — это власть демократов. А свобода приватизирована либералами. Поэтому их не смущает, что в 90-е, когда все федеральные телеканалы были у них, свободы слова явно не хватало их оппонентам.

Однако самые трезвые из этой когорты признают, что они в подавляющем меньшинстве: «Ваш собеседник прав, к сожалению, — большинству населения свободы хватает», — сообщает автору блога o_v_g.

А вот тут стоит подробнее. Значит, какой-то свободы не хватает меньшинству. Какой же? И вот теперь самое время посмотреть на опрос Бориса Акунина. Кстати, он приурочен к Дню России, который либералы все еще считают Днем независимости (от СССР).

«Выйдете ли вы на демонстрацию, если закроют «несистемные» СМИ («Эхо», телеканал «Дождь», «Новую газету» и т.д.)?»

Провокация не удалась. Даже в блоге оппозиционного писателя (а здесь в основном либеральный читатель) 56% не выйдут за «совестливые» СМИ. Хотя, надо заметить, закрывать их никто не собирается. То есть нет повода для данной постановки вопроса ВООБЩЕ.

«Выйдете ли вы на демонстрацию, если ограничат выезд из страны?»

А вот это в самое яблочко! И тут уж 71% пойдет на баррикады за самое святое — свободу прокатиться за границу. И знаете, я даже не думаю, что Акунин сознательно устраивает эту провокацию, он действительно ТАК думает. И это очень хорошо показывает, каких именно свобод не хватает нашей протестной оппозиции. НАДУМАННЫХ.

Никто ведь и не думает ограничивать выезд из страны. Это — только в нездоровых головах радикальной оппозиции. Старшим до сих пор снится кошмар, как опускается «железный занавес», а молодым даже страшно представить, что это такое. Чисто психологически понятно. Но на практике — эта оппозиция борется с Фредди Крюгером, которого сама для себя и нарисовала. Им бы на кушетку к психоаналитикам, болезным. Кстати, это еще не описанная форма фобии! Даже боязнь цветов (лютики, незабудки, ромашки) имеет свое название (антофобия), а страх, что тебя не выпустят из «тюрьмы народов» — нет. Есть даже понятие фобофобия — боязнь фобий вообще, но нет фобии несвободы. А ведь ею тут страдают… Да сами посчитайте — те, кто регулярно выходит на митинги за свободу. Но лишаются ее только те, кто в борьбе с ветряными мельницами переходит границы воображаемого и применяет насилие против живых людей, даже если они стражи порядка.

Тем временем заместитель директора Центрального разведывательного управления Майкл Морелл ушел в отставку. Сам он говорит, что по семейным обстоятельствам. Хотя всем очевидно, что его уход с поста произошел на фоне скандала, вызванного публикациями о секретной программе американских спецслужб.

Между тем петиция в поддержку Эдварда Сноудена, размещенная на сайте Белого дома, набрала более 57 тысяч подписей. Если ее поддержат сто тысяч человек, то американским властям придется рассмотреть запрос и официально его прокомментировать, сообщает Lenta.ru.

Прокомментируют, не беспокойтесь. Оппозиция у нас любит приговаривать, что от перемены мест режим не меняется, так вы думаете ТАМ что-нибудь изменится? Программы поменяют кодовые названия, а может даже этого не произойдет. В России опасаются возвращения тоталитаризма, но именно поэтому ему легче появиться там, где не ждут…