—  А почему в станице звезд много, и они большие, а у нас малюсенькие и бывают редко? – расспрашивал маму мальчуган, верно, гостивший недавно у бабушки, в глубинке.

Мама оказалась не сильна в астрономии.


—  В каждом месте — своя природа, — объяснила она.

В другой раз я слышала, как пацан лет восьми рассказывал сверстникам о Москве:

— А еще мы гуляли ночью по улицам, на которых было светло, как днем.

— Здорово, — говорили его приятели, и в тоне их голосов  было восхищение этим чудом и сожаление о том, что в их родном городе такого не увидишь.

Боюсь, что грустили дети напрасно и очень скоро даже в небольших городах  далеко от Москвы, по крайней  мере, на их центральных улицах, каждая, а не только праздничная ночь, тоже будет ярко расцвечена иллюминацией. Ведь в этом деле  и взрослый, дай  ему волю, превращается в не знающего удержу ребенка.

Против искусственного осветления ночи выступают астрономы, экологи, биологи, физиологи и, пожалуй,  еще поэты.

Астрономы и астрофизики создали даже международную ассоциацию «За темные небеса». Пытаются  бороться  с иллюминационным помешательством человечества и пропагандировать пользу ночей естественных, с настоящими звездами.  Ведь в  небе  над многими территориями теперь не только невооруженным глазом  звезд  не разглядеть. Даже мощная оптика нередко бессильна. Экологи  называют эту беду световым загрязнением окружающей среды, и вредит оно  не только астрономическим наблюдениям, хотя уже одно это довольно серьезно.

Бьют тревогу биологи: из–за увеличивающейся иллюминации, светящихся рекламных щитов и витрин, превращающих ночь в сверкающий день, сбивается жизненный ритм ночных животных, обитающих  в городах и их окрестностях. Да и на  животных дневных все это не может не сказываться. 

Световое загрязнение, говорят биологи,  приводит к гибели огромнейшего числа насекомых и очень большого – птиц. Только многих ли разжалобишь гибелью мотыльков и жучков? Да и птичьи драмы, увы, мало кого волнуют. По крайней мере, не настолько, чтобы лишить себя зрелища ночи, иллюминированной, как в сказочном сне. К идее о том, что в подлунном мире все  взаимосвязано, и исчезновение каких–то там птах или  мотыльков может  аукнуться и человечеству,  подпавшие под колдовство иллюминированной ночи  воспринимают как брюзжание зануды: «На наш век у планеты хватит запаса прочности, а потом  кто–нибудь что–нибудь придумает».

— Частое ночное бодрствование или  сон в недостаточной темноте опасны  для человека. Причем  нередко в современном городе даже шторы  оказываются недостаточной преградой на пути идущих с улицы потоков искусственного света, – предупреждают физиологи. — Это расшатывает нервную систему, способствует развитию диабета, чревато другими печальными последствиями.

Реакция на их слова слабее, чем на предостережения от приема «солнечных ванн» на пляже в знойный полдень…

Нас волнует инфляция, многие из нас с неусыпным вниманием следят за изменением курса валют и тому подобными вещами, но мало кого всерьез тревожит тот факт, что в последнее время световое загрязнение планеты ежегодно увеличивается на шесть–двенадцать процентов.

— Вы видели как сверкает Париж? А море огней в Эмиратах? Вот пусть там о проблемах светового загрязнения и беспокоятся. России до этих стран  еще грести и грести — такой подход к  теме продемонстрировала  недавно одна довольно образованная дама,  ратующая за то, чтобы  и донская столица утопала в море разноцветных огней.

— Не думаю, что если в Ростове появится больше фонтанов и зданий с  подсветкой, красивых светящихся витрин, то это так уж сильно испортит экологию, – вторила ей услышавшая наш разговор студентка.

Небо  с яркими звездами, до которых, кажется, достанешь, только чуть поднимись  над землей, –  она, как выяснилось,  видела лишь однажды. В планетарии.