Я не знаю, какой будет мир, когда эта статья появится в газете, но сегодня, пока я ее пишу, еще остается надежда, что неизбежное не произойдет, что оно как-нибудь рассосется само собой. Пусть тяжело, но главное — мирно. Войны хотят только те, кто надеется на свои бункеры, и те, кто не понимает, что это такое.

О каком «неизбежном» я говорю, все, наверное, уже поняли. Но в данном случае я опирался вот на эту цитату из статьи историка и политолога Льва Вершинина: «Каждый день сирийского сопротивления означает ещё один день, подаренный России на подготовку к неизбежному…»

И еще один — личный подарок от лауреата Нобелевской премии мира Барака Обамы. Все было готово для удара по Сирии уже вчера, но президент США почему-то медлит.

«Вести ФМ»: Как вы считаете, кто прежде всего заинтересован в силовом развитии событий и вообще в расширении этого конфликта?

Евгений Сатановский: А их всех президент Башар Асад назвал — Саудовская Аравия, Катар, Турция. Именно они провоцируют Запад. Вопрос это экономических интересов, политических, или личного финансового закупа оптом и в розницу западных политиков — это уже отдельная тема.

Как человек умный, Сатановский, по-моему, просто не хочет обвинять Запад напрямую. Если западных политиков и закупали, то зря потратились. Да и можно ли купить мировую войну даже щедрыми восточными подношениями? Нет, Западу самому позарез нужна «маленькая победоносная МИРОВАЯ война». Сирия — это ведь только подготовительный этап. Между прочим, символически очень напоминающий Испанию-1936, ставшую предвестницей Второй мировой.

Не знаю, стоит ли повторять весь сценарий, засевший в головах тех, кто пытается сохранить мировое господство? Первый акт был в Ливии, но уже тогда все знали, что «продолжение следует» в Сирии. Далее на прямой прицел будет взят Иран. Почему это нас должно беспокоить? Да потому что следующие уже мы.

Удар по Сирии откроет последние врата, ведущие к мировой войне. Единственный шанс не допустить этого — военный союз России и Ирана. Хорошо бы и Китай подключить, но китайцы пока не стоят перед прямой угрозой своей безопасности, а потому будут юлить. Какое-то время будут.

Разумеется, Иран нам не друг, но нам не были друзьями и союзники по антигитлеровской коалиции. Союзниками делает общая угроза. Перед Ираном она уже практически прямая. Настолько, что под шумок удара по Сирии могут сразу же атаковать и Иран (во всяком случае, от Израиля этого можно ждать). Но если сомнут Иран, Россия останется уже один на один с неизбежным.

Некоторые либеральные товарищи смеются в ответ на такое утверждение, полагая, что у их любимой Америки нет причин нападать на Россию. Так она и не будет. Американцы же не самоубийцы, чтобы играть с ядерным огнем. Нет, одним выстрелом они хотят убить двух зайцев — очень крупных, надо заметить. Нейтрализовать агрессию растущего исламского мира, направив «раскаленный поток исламского джихада» на север — на Кавказ и Среднюю Азию. Ну а далее понятно, что добрым соседом вероятный Исламский халифат нам не станет. Остановки экспансии на пути в Россию практически не будет, дав таким образом Америке, как пишет Роман Носиков в «Однако», «временную фору, финансовые и военные рычаги для восстановления доминирования». Когда эта лава остынет в России, США вновь будут хозяевами положения. В мире, очищенном «управляемым хаосом» для их «нового порядка».

А вот зачем все это нужно? Все очень просто. «Золотой миллиард» проел весь свой потенциал — требуется переформатирование.

Профессор политологии университета Хелуан в Египте Джихад Ода в качестве основной причины реализации военного сценария называет глубокий кризис в Соединенных Штатах. По сути, США и их союзники оказались поставлены в положение, когда их международный авторитет, базирующийся на военной силе, оказался поставлен под сомнение. Войны в Ираке и Афганистане, принесшие огромные доходы военным и нефтяным компаниям, так и не достигли задекларированных целей. Колоссальные финансовые ресурсы, затраченные Штатами на ведение войн, подорвали экономику.

Хуже того, США в мире уже перестают бояться! А так недолго и доверие к доллару подорвать, а ведь это последнее, чем обеспечен «золотой ключик» Америки.

Впрочем, «золотой» звучит несколько двусмысленно, учитывая, что Форт Нокс — хранилище золотого запаса США — давно пуст. «Золото ФРС, которое американцы считают своим, уехало. Немецкого золота, о котором немцы говорили, что заберут его через семь лет, вообще нет у Федрезерва. Оно где угодно: у Народного банка Китая, у Резервного банка Индии, у российского Центробанка, — читаем в «Военном обозрении». — Государственный долг США достиг невероятных показателей. По официальным данным, его размер приближается к 17 трлн. долл., а вот специалисты считают, что долг много больше».

А теперь следите за мыслью. Один из богатейших людей планеты Уоррен Баффет утверждает, что «правительство США не может стать банкротом, поскольку может напечатать доллары для покрытия обязательств в долларах».

О да, но это работает только до тех пор, пока эти обязательства вообще принимаются. А принимаются они только потому, что Америку воспринимают как мирового полицейского, то есть как саму власть над миром. Но это восприятие вдруг начало терять четкость, ибо глобальный полисмен никак не может утихомирить Сирию, объявленную им же самим вне закона.

«На президента США растет давление в связи с затягиванием решения по Сирии как внутри страны, так и за ее пределами, — отметил политолог Сергей Караганов. — Союзники США обвиняют Америку в бездействии и называют ее бумажным тигром, которого никто не боится. Я не гадалка, но шансы нанесения ракетных ударов по армейским объектам в Сирии растут на глазах».

Анатолий Эль Мюрид также считает, что это не война Барака Обамы: «Воевать он не хочет. Мало того, у него есть вполне приличный шанс без вой­ны решить массу полезных для США задач и проблем. Войной они уже не решаются — Америка одряхлела и выглядит могучей лишь в сладких грезах ястребов-имперцев.

XXI век требует более тонких решений, но объяснить это Маккейну, которому «300 лет, он выполз из тьмы», невозможно. Поэтому Обаме требуется преодолевать не только проблемы, мешающие построению его Америки, но и сопротивление битой вьетнамскими мотыгами по голове американской элиты. А заодно — ее союзников на Ближнем Востоке, которые тоже выглядят динозаврами холодной войны и мыслят только в ее категориях» («Взгляд»).

Вот, кстати, как проходила попытка одного из таких динозавров склонить российского президента на «темную сторону».

В конце июля с неофициальным визитом в Москву прилетел глава Совета национальной безопасности (СНБ) Саудовской Аравии Бандар бин Султан. Предметом переговоров была позиция России по Сирии, сообщает vestifinance.ru. Тогда в СМИ попали лишь обрывки информации по поводу деталей его встречи с Владимиром Путиным. Британское издание Telegraph опубликовало ряд любопытных подробностей этой встречи.

Бин Султан привез много «пряников» — и выгоднейший совместный контроль над ценой и предложением нефти, и поддержка российских проектов в Средиземном море, и обещание не подрывать газовые поставки Газпрома в Европу, и даже сохранение военно-морской базы в Тартусе. И все это — за голову Башара Асада.

Однако, заметив, что одних «пряников» недостаточно, саудовский эмиссар сверкнул кнутом. Бин Султан тонко намекнул, что «гарантирует безопасность зимних Олимпийских игр в Сочи в следующем году».

И тут бывалому дипломату и разведчику почему-то показалось, что Путин не понял намека: «Группы чеченских боевиков, которые высказывают различные угрозы в адрес Олимпийских игр, находятся под нашим контролем», — открыл он карты.

И на всё это Бин Султан получил ответ в фирменном путинском стиле. Президент России заявил, что «российская позиция по президенту Асаду никогда не изменится». «Россия считает, что законным представителем сирийского народа являются власти Сирии, а не поедатели кишок».

Итак, Россия не сдала и не сдаст Сирию. Именно поэтому президента США поставили перед необходимостью выйти из тени и отдать решительный приказ. Однако Обама медлит. Может быть, он оплакивает свою Нобелевскую премию мира и сокрушается, что мечта Мартина Лютера Кинга о первом чернокожем президенте Америки, воплотившись, так зло насмеялась над ним, принеся миру не мир, но войну? Да, он, вероятно, не хочет этого, но на него давят немыслимо и требуют доказать, что Америка еще не бумажный тигр, а по-прежнему настоящий зверь. Отступить — значит признать, что США больше не в состоянии нести бремя единственной супердержавы. Это как стояние на реке Угре. Перейти символическую реку — и быть разгромленным в изнуряющей битве или уйти, сохранив силы, чтобы играть уже на равных с бывшими вассалами. Последнее — разумно, но невыносимо трудно, к тому же этого Обаме не простят.

А может, он знает предсказание Ванги, сделанное еще в 1994 году? Предсказание о том, как разразится третья мировая война и чем закончится: «Меня спрашивают, скоро ли придет это время? Нет, не скоро. Еще Сирия не пала… Сирия рухнет к ногам победителя, но победитель окажется не тот…»

Тогда Вангу никто не понял, но сейчас вздрогнули даже закоренелые скептики.

«Начнется война на Востоке, и будет Третья мировая. Война на Востоке, погубившая Запад. Химическое оружие, пустая Европа…»