В девятом классе на математике мы учились решать длиннющие примеры, в которых одно «вытекает» из другого (как они точно назывались, ей-богу, не помню).

Пример мог занимать три-четыре тетрадные страницы. Наша «математичка», по всей видимости, в этой теме была не сильна. Потому что все всегда заканчивалось одинаково. Она решала на доске, мы за ней переписывали в тетрадь, а через полчаса таких совместных занятий вдруг наступала пауза. Она останавливалась, минуты две молча смотрела на доску и произносила: «Видно, где-то мы допустили ошибку! Все зачеркните! Завтра будем решать другой пример!» В таких «зачеркиваниях» была вся моя тетрадь по математике.

Вспомнила эту школьную историю не случайно. Весной, когда вдруг заговорили о намерении ввести новую пенсионную систему, московские чиновники посредством селекторной связи пытались объяснить региональным журналистам суть преобразований. На что «акулы пера» задали вполне резонный вопрос: «Но ведь десять лет назад мы уже начали осуществлять новую пенсионную реформу – с накопительной, страховой частью, перечислением средств в негосударственные пенсионные фонды и «Внешэкономбанк» в лице государства. Почему же, когда приближается время пожинать первые плоды этой реформы, все отменяется и начинается совсем другое?»

Чиновники тогда сказали очень похожее на слова моей учительницы по математике: «Думали, отчисления граждан на будущую пенсию будут удачно инвестированы и дадут хорошие проценты, но этого не случилось! Зато новая система предполагает быть эффективнее и справедливее».

За несколько месяцев с той селекторной связи тема пенсионных преобразований вышла на «пик» актуальности. При этом окончательного варианта этого пути так и нет. Единственное, что ясно всем – «дыра» в бюджете Пенсионного фонда растет, и ее надо срочно залатать. Тут уже не до отчислений на накопительную часть будущих пенсионеров. Обеспечить бы бесперебойные выплаты нынешним. Отсюда новая идея — все 22 % страховых взносов, отчисляемых работодателями, направить в общий распределительный котел.

Естественно, отношение граждан к этому будет неоднозначное. Но я сейчас – про другое. Если дефицит бюджета растет, зачем нужно было повышать взносы для предпринимателей до такого беспредела, что сотни из них вообще прекратили работать, закрылись и, соответственно, перестали делать отчисления за себя и своих работников? Где эти математики, то бишь экономисты, которые должны были просчитать разумный процент повышения?..

В Ростове на так называемом Западном развороте общественного транспорта вообще разогнали всех «торговцев». Вместо ларьков сделали огромные газоны с зеленой травкой. На первый взгляд, стало эстетичнее. Но если не устраивал внешний вид ларьков, почему не предложить торговцам обновить их, расставить по другому? Уверена, они согласились бы на все, вплоть до финансирования этого мероприятия. Места хватило бы и для газонов, и для торговли. А так лишили людей работы, а бюджет — налоговых отчислений.

—  Проработала здесь десять лет, теперь уже два месяца дома. Встала на учет в службе занятости, получаю пособие по безработице. Надо же кормить двоих деток, — рассказывает одна из реализаторов.

Здорово? Увеличили «армию безработных», а вместе с ней и нагрузку на бюджет одним движением руки!

Зато на этой площади теперь кормят обедами бомжей! Приходят не только старики, оказавшиеся на улице при трагическом стечении обстоятельств, но и крепкие, трудоспособного возраста и пьющего вида мужчины.

Руководство ростовского центра для бездомных пыталось осуществить замечательную и прогрессивную идею — направлять их в службу занятости для дальнейшего трудоустройства.

«Но большая часть до службы занятости так и не дошла!» — грустно констатируют специалисты.

А зачем? Ведь понятия «тунеядство» в стране давно нет, а в центры для бездомных, на содержание которых выделяются миллионы бюджетных рублей, берут всех – независимо от того, по какой причине (алкоголизм, тунеядство или мошенничество) оказался без дома.

Это я к тому, что нельзя качественно залатать дыру того же Пенсионного фонда только за счет манипуляций с отчислениями тех, кто работает. Нужно разобраться с теми, кто без всякой причины годами сидит на его шее, и перестать наконец пинать тех, кто у него никогда ничего не просит, — сам себя трудоустраивает, создав собственное дело и дав работу другим.

И, самое главное, желательно сначала думать, потом — делать. А не наоборот.