«Как решить проблему России» такую подборку из европейской прессы подготовил сайт inopressa.ru. И в этом, по сути, весь Запад: мы, значит, для них проблема, а они для нас?

В России с давних пор существует довольно существенная прослойка людей, свято верующих в Запад. Откуда это пошло, изрядно поломали головы и философы, и историки, и поэты, поэтому не будем на этом останавливаться. Просто одни верили в сказочную страну Беловодье, затерянную где-то на востоке, а другие — в реальный, но чудовищно идеализированный Запад. Мне вот тут попалась их характеристика от нашей соотечественницы, волею судеб поселившейся на островах Туманного Альбиона: «люди, свято верующие в миф о загробной жизни на Западе». И вот как она суммирует свои впечатления:

«В Англии нормально, обычно, в некоторых вопросах лучше, чем в России, а в некоторых —  хуже. В результате по совокупности проблем я бы сказала одинаково. В России побольше проблем, да, но там и возможностей больше» (sharla_tanka).

Почему я с этого начал? Да чтобы стало понятнее, что политические претензии Запада к современной России замешаны на закоренелой европейской спеси, раз, и чисто прагматических интересах, два. Лучше нашу жизнь никто нам не сделает, а вот за наш счет свою жизнь улучшить никто не постесняется, дайте только возможность.

И вот именно поэтому Россия вдруг стала для Запада проблемой. А проблема в том, что Россия заявила вдруг о своих национальных интересах вместо того, чтобы всеми силами решать проблемы Запада. Как говаривал старик Бжезинский на волне эйфории от победы в холодной войне, «новый мировой порядок при гегемонии США создается против России, за счёт России и на обломках России». А тут такая незадача!

Я понимаю, что многим надоела эта цитата, но из свежего ничего лучше не сказано, хотя у большинства политологов, ругающих Россию, крутится в голове именно эта мысль. Не всем дано красноречие Бжезинского. Но вернемся к проблеме.

Ив-Мишель Риолс и Петр Смоляр (Le Monde) пишут, что Франсуа Олланд с начала своего президентства «бьется над головоломной задачей: как занять правильную позицию по отношению к Москве». По мнению авторов, Россия «неумолима по таким крупным проблемам, как Сирия и Иран», ведет агрессивную политику в отношении соседей, «соблазняющихся европейской интеграцией», развивает «антизападную риторику».

«Россия систематически принуждает к поединку по всем направлениям, — сказал неназванный чиновник МИД Франции. —  История с планом химического разоружения Сирии унизила Францию, которая настаивала на военном ударе».

Люблю, знаете ли, разрывать цитату, чтобы остановить прекрасное мгновенье мелькнувшей истины. Иначе ее трудно заметить в череде демагогических деклараций на «искусственном общечеловеческом языке демократических ценностей». И что мы видим? Россия ведет себя чрезвычайно агрессивно и вызывающе, не дав Франции немножко побомбить Сирию для утверждения своего гуманистического реноме. Обидно. Поэтому Россия — недемократическая, нецивилизованная и вообще!

И все же журналисты не без досады полагают, что сближение России и Франции возобновится. Кризис вынуждает европейские страны «обхаживать развивающиеся рынки», так что французские инвестиции в России растут, военное сотрудничество активизируется.

«В свете этого растущего сотрудничества пострадало внимание к правам человека», — сокрушаются авторы. Вот и головоломка для Олланда: Франция воздерживается от высказываний на эти темы, хотя очень хочется.

Еще откровеннее по традиции высказываются в Польше. Павел Свебода, директор Demos Europa, колумнист Gazeta Wyborcza: «Мы шокированы политикой России в Сирии, но втайне довольны тем, что Россия поглощена ближневосточными делами и уделяет меньше внимания Восточной Европе».

Автор обращает внимание в своей статье, что российская оборонная политика вызывает у польского руководства «дрожь». «Польша не понимает, почему НАТО так беззаботно относится к военному потенциалу России».

Планы по окружению России кольцом американской ПРО называются беззаботностью? Я с улыбкой вспомнил, как недавно один молодой человек упрекнул меня в «вечном поиске врагов». Да я их как-то не ищу. Но что же делать, если Польша, например, буквально одержима идеей оторвать от России Украину в надежде, что европейский мандат на ее попечительство достанется именно ей? И ради этого она готова ощетиниться всеми натовскими ракетами, которые только возможно изыскать.

Украину Свебода именует «большим пространством, где Польша и Россия ведут долгую стратегическую битву», а Евразийский союз  — «циничной попыткой восстановить сферу влияния России в бывшем СССР».

Обратите внимание, стремление Польши вернуть былое влияние на Украину Свебода не считает циничным. Понятно почему? Потому что освещено Европой! Других объяснений нет и не требуется.

Редакционная статья французской Le Monde называется «Замешательство европейцев перед провокациями Путина». Кроме Сирии, надо полагать, к провокациям относятся демонстративные попрания общепризнанных прав секс-меньшинств, а также, к примеру, избиение голландского дипломата в Москве. (Как вы понимаете, действия полиции Нидерландов против российского дипломата провокационными считаться не могут априори). «Европейцы — гигант по сравнению с российской экономикой, — подбадривает французская газета. — Необходимо, чтобы они осмелились дать почувствовать и свой политический вес».

Трижды Европа объединялась против России (Наполеон, Крымская война и Гитлер), однако сегодня одного НАТО маловато, нужно еще это как-то идеологически обосновать. А вот с этим большие трудности. Объединить Запад под знаменем священной борьбы за права ЛГБТ-сообществ как-то не получается, а замечательная идея пригвоздить Россию к позорному столбу за поддержку «кровавого режима» в Сирии «шокирующе» сорвалась. И даже натуральная провокация «Гринпис» в Арктике не очень-то помогла: не любят в Европе этих дискредитировавших себя «экологов», так что многие относятся к действиям Москвы даже с сочувствием.

И что же бедному Западу остается? Да все тот же набор. Действовать через своих агентов влияния в России (а среди них есть весьма высокопоставленные!) и упорно, несмотря на неудачи, обучать российскую молодежь технологиям «оранжевых» революций.

Вот статья Марка Креймера из Гарварда на Slon.ru целиком посвящена анализу ошибок оппозиции в борьбе против Путина. И, судя по комментариям к статье, ученые-демократы из США и Израиля беспрестанно наезжают к нам читать лекции о том, как надо валить режим. Обнадеживает, правда, что тот же Креймер, несмотря на мужественное признание отдельных сильных ходов Путина, упорно повторяет рекомендации, которые уже привели оппозицию к разбитому корыту:

«Шанс на успех в разработке прочных <протестных> структур будет увеличен, если они будут стремиться работать с максимально широкой оппозицией. Им следует сосредоточить всю энергию и внимание своих товарищей на задаче создания прозрачной и подотчетной власти и не увязнуть в спорах о программных деталях».

Речь о том, чтобы впрячь в одну телегу «коня и трепетную лань». Пробовали! Помните, как брутальные националисты трогательно охраняли нежных геев во время «Оккупай Абай»? Помните, что из лидеров оппозиции даже клещами нельзя было вытянуть их программы развития? То есть рекомендации западных учителей выполнялись безукоризненно  — зря они думают, что дело в плохом исполнении. Дело в устаревших советах. В России «оранжевые» рекомендации увязли в Болоте и теперь только булькают.

И вот тот же Креймер по большому счету признает, что надежда только на значительное падение жизненного уровня. А это значит, что остается только ждать, когда обвалятся цены на энергоносители.

Вот и Дэвид Кларк (Russia Foundation) считает, что президент Путин «страшится «осады» и навязывания западной «повестки дня», а «российская экономика, зависимая от мировых цен на нефть, очень уязвима».

Да бросьте вы уже! Да, уязвима, но от западного кризиса. Если Запад тряхнет, в России почувствуют афтершоки. Однако не стоило бы нас пугать такой уязвимостью, в которой первой жертвой станут сами пугающие.

Признаться, я чересчур сосредоточился на выпадах против России, а на Западе теперь хватает и достаточно объективных и даже поддерживающих высказываний, хотя это, конечно, далеко не мейнстрим. Но та же Le Monde невольно приближается к истине, когда объясняет коварный замысел Кремля:

«Российский президент намеревается к 2015 году трансформировать эту структуру <Таможенный союз> в Евразийский союз — организм, в котором будет доминировать Россия и который будет немного походить на СССР. Это геополитическая мечта Владимира Путина. Он видит в Евразийском союзе возможность восстановления величия России, которое он мыслит лишь в противостоянии Западу, его приходящим в упадок ценностям и порочным сексуальным нравам».

Все правильно с одним замечанием: если бы Запад не противостоял, это было бы просто замечательно!