В понедельник Первомайский суд вынес приговор бывшему замминистра здравоохранения области Василию Кравченко и ранее работавшей в облминздраве начальником отдела централизованных закупок Марине Липовской. Они являлись обвиняемыми по громкому делу о медицинских томографах, о чем два года назад громко протрубили СМИ.




Не только в Ростовской области, но и, как выяснилось, в очень многих регионах страны медицинское оборудование закупалось у зарубежных фирм с огромной переплатой. Бывший тогда главой государства Медведев, выслушав доклад по этому поводу руководителя Контрольного управления Президента (телерепортаж с той встречи, думаю, памятен всем), выразился по этому поводу гневно и хлестко, после чего правоохранители принялись усиленно расследовать правонарушения.

Напомним: в рамках нацпроекта субсидии на приобретение медоборудования были выделены 57 регионам РФ — 26,5 млрд. рублей на всю страну: об этом было сказано в опубликованной на тогдашнем сайте Медведева «Информации о результатах проверки эффективности расходования средств федерального бюджета для закупки медицинского оборудования» (желающие и сейчас могут найти этот документ в Интернете). Приобретено было 330 единиц оборудования, большинство —  через посредников, то есть — втридорога. «В России отсутствует эффективная система закупок товаров и услуг, — констатировали проверяющие из Контрольного управления (цитирую по «Информации…» — Л.К.). – Бюджетные средства расходовались крайне нерационально». И далее: «Объемы субсидий определялись Министерством здравоохранения и социального развития (ныне, как известно, такового нет. — Л.К.), без должного основания, исходя из цен внутреннего рынка, а не зарубежных фирм–производителей». Получается, тогдашнее Минздравсоцразвития РФ само (САМО!) задавало здесь тон, поскольку именно им были произведены самые дорогие закупки:
95 млн. рублей за 64–срезовый томограф (контракт подписан тогдашним замминистра Беловым, где сейчас этот господин пребывает — неведомо).

«Таким образом, Минздравсоцразвития РФ своими действиями фактически установило планку цен на закупаемое регионами аналогичное оборудование», — сделали тогда вывод проверяющие из Контрольного управления Президента.

И вот сейчас уже и Минздравсоцразвития РФ нет, и все тогдашние чиновники преобразованного федерального министерства по новым должностям разбрелись, а в регионах до сих пор расхлебывают заваренную на той кухне кашу.

Роль Кравченко и Липовской, по сути,  — роль технических работников, тогда как музыку заказывали и систему координат выстраивали представители высших эшелонов власти (см. «Информацию…» — Л.К.), птицы куда более высокого полета. У которых всегда и все будет хорошо. А расплачиваться приходится «региональным мошкам» (простите!) — таким, как Кравченко и Липовская. Как всегда у нас в России…

В деле масса странных нестыковок. В 2011 году, например, утверждалось, что нанесенный фигурантами ущерб —  около 120 млн. рублей. А сегодня облпрокуратура называет 90 млн. рублей. Что означает эта разница в суммах?

Гособвинитель требовал для обоих экс–чиновников по три года условно. А судья назначил значительно более суровое, чем хотел прокурор, наказание: приговорил обвиняемых к реальным срокам наказания. Кравченко —  к двум года колонии общего режима, Липовскую – к двум годам и одному месяцу.

Странно все как–то. Не оставляет ощущение ангажированности и процесса, и приговора. Может, эта показательная порка «заказана» кем–то со стороны? Видимо, фигурой весьма могущественной?

Что ж, ничего в нашей сегодняшней жизни нельзя исключать. Хочу только напомнить грубовато звучащую поговорку: «Бог не фраер, он все видит». Ну или как у Лермонтова: «Есть Высший суд, …он ждет, он недоступен звону…» и т.д.

Кстати, в отличие от многих регионов России, которые тоже стали участниками «дела томографов», в Ростовской области то высококлассное оборудование действительно закуплено, установлено и работает, спасая жизни.

P.S. С Василием Федоровичем Кравченко я являюсь однофамильцем – и не более того. Хотя по работе мы были знакомы давно. Я всегда оценивала его как профессионала очень высоко. И мнение не поменяла.