Российское историческое общество представило концепцию нового учебно-методического комплекса по отечественной истории. В пояснительной записке к концепции говорится, что она включает историко-культурный стандарт, который содержит принципиальные оценки ключевых событий прошлого, основные подходы к преподаванию отечественной истории в современной школе с перечнем рекомендуемых для изучения тем, понятий и терминов, событий и персоналий.

Создать единый учебник истории предложил глава Российского государства в феврале на заседании Совета по национальным отношениям. На разработку книги было отведено чуть больше полугода. В июле по инициативе Госдумы экспертный совет изучил представленную Министерством образования и науки РФ концепцию и нашел в ней ряд фактических ошибок, а также заимствований из уже существующих учебников истории. Разработчики не сделали ссылки на то, откуда они взяли те или иные исторические материалы. Эксперты пообещали представить альтернативную версию учебного материала, поскольку переписать «неудачный документ практически невозможно». Критики прозвучало немало. Президент НИИ истории, экономики и права Игорь Турицын в одном из интервью «Известиям» сказал, что «термины взяты из советских учебников. То есть этот стандарт — шаг назад. Он менее современен, чем те учебники, которые уже существуют».

Теперь в обновленной экспертами концепции больше терминологии современной. И от этого как-то тревожно…

«Правительственная политика была важнейшим фактором ускорения экономического развития, — читаю концепцию. — Постепенно происходил процесс раскрепощения личности, «размывались» сословные границы, в том числе и при содействии власти. Однако к полномасштабной политической реформе действующая власть принципиально не была готова. Сохранение архаичной сословной системы, авторитарной модели управления тормозило социально-экономическое и военно-техническое развитие страны, вело к ее отставанию от прямых конкурентов...» Про что речь, догадались? Нет и намека на конкретное историческое время… Так вот, речь идет о причинах поражения России в Крымской войне. А вот — о том же, только в новой редакции: «В годы правления Николая I государство пыталось проводить экономическую модернизацию авторитарными методами, что вело к усилению централизации административной системы, росту бюрократизма, ужесточению государственного контроля за обществом». Здесь хотя бы присутствует «персонаж», от которого, как говорится, можно плясать. Но есть другая крайность. Общую «характеристику» правления Николая I можно также применить и к Сталину, и ко времени руководства позднего Брежнева. Еще один «результат» современной «стилистики»: «...после победы в Отечественной войне 1812 года и заграничных походах Россия стала одним из ведущих игроков на европейской арене». Можно понять желание авторов максимально приблизить стандарт к нашему времени. Но не настолько же! Ну не было в 1812 году такого понятия как «ведущий игрок», да еще на «европейской арене». А как вам такой пассаж: «Объективные и субъективные причины обострения экономического и политического кризиса. Война как революционизирующий (где слово-то такое нашли) фактор. Национальные и конфессиональные проблемы. Незавершенность и противоречия модернизации». Это, так сказать, об Октябрьской революции 1917 года.

Я — не о том, чтобы использовать терминологию позапрошлого века. Что практически невозможно и не нужно. Но надо же как-то уважать нашу историю. А когда почти в каждом разделе концепции в избытке имеются термины вроде «масштабная модернизация», «масштабные преобразования» «перестройка», «экономические изменения», «конкуренты» и так далее, вне зависимости от эпохи, о которой идет речь. И все эти эпохи предстают какими-то одинаково серыми…Понятно, что концепция служит «путеводителем» для написания единого учебника истории. Другой вопрос, каким языком историки его напишут. Я — за то, чтобы, изучая историю, ученики могли проникнуться духом, атмосферой той или иной эпохи. А «современности» им хватает с избытком.