Уже прошло больше месяца, как дочитала книгу немки Ингрид Нолль «Прохладой дышит вечер», но то и дело мысленно возвращаюсь к фразе ее героини — вось­мидесятилетней Шарлотты: «Кто и вправду верит, что раньше было лучше, точно уже состарился».

По сюжету жизнелюбивая Шарлотта несколько дней проводит в обществе внука и его друзей, потом встречается с давней и настоящей любовью всей своей жизни — Хуго и по ходу вспоминает разные эпизоды. Из этих воспоминаний следует, что и раньше хватало жестокости, эгоизма, подлости. «Нет, люди не меняются!» — уверяет Шарлотта.

На днях по ростовскому подземному переходу шел мужчина и вдруг мягко начал падать. По всему видно — подвело здоровье. Он лежал на грязном полу, а люди обходили и шли дальше. Пора­зило, что именно представители старшего поколения оказались самыми безучастными.

Зато молодежь, которую принято ругать за бездушие и эгоизм, стала останавливаться и проявлять беспокойство. Девушка подложила под голову мужчине картонку, начала прощупывать пульс. Юноша помог повернуть голову набок. Молодая женщина с сотового набрала «скорую». Как позже выяснилось, у мужчины случился эпилептический приступ.

Этот случай — еще одно подтверждение того, что люди разные во все времена. Кто уверяет, что раньше они были почти идеальными, а теперь сплошь черствые, сильно заблуждается.

В самый расцвет социализма — начале восьмидесятых — у нас в шахтерском поселке произошел случай, по жестокости не уступающий нынешним страшилкам. Парень провожал девушку с танцев, а навстречу — компания поселковых ребят и девчат. Не помню, из-за чего произошла ссора, но парня забили выломанными из забора штакетинами, а потом девчонки еще на нем танцевали. При этом никто из жителей не вышел из дома!

Судебное заседание тогда проходило прямо в клубе, до отказа набитом народом. Убийцы оказались не какой-то шпаной, а выходцами из вполне нормальных семей.

Или — еще случай из «той» жизни. В моем классе дружили две девочки. Одна часто забегала в гости к другой. Приходила с пакетом и с ним же уходила. Как потом случайно выяснилось, она воровала подружкины вещи. Благо у той их было много, и пропажа обнаружилась не сразу.

А еще в те годы, когда все люди считались чуть ли не братьями, происходили истории, вообще достойные кино. Девятиклассник из очень-очень приличной семьи поссорился с классной руководительницей и в тот же вечер пропал. Все в панике, у учительницы – сердечный приступ...

Несколько дней спустя паренька поймали в приграничном поселке при попытке перейти на территорию ФРГ. Удивительно даже не то, как он вообще осуществил свой план и пробрался так далеко. Меня тогда поразило другое. При беглеце нашли записи высказываний его близких друзей о недостатках СССР. Иными словами, он заводил разговор: «Витек, а вот как тебе жизнь в стране?» Витек откровенничал, а друг все потом заносил в отдельную тетрадь с указанием кто, когда и что сказал.

Мечтал парнишка жить в ФРГ, пристроиться на радиостанцию «Свобода» и шел к своей цели напролом. Ехал не с пустыми руками. Друзья его после этого называли последними словами. Как вы понимаете, за предательство не Родины, а дружбы.

Недавно смотрела по ТВ какую-то передачу, где дочь Эдиты Пьехи — Илона — откровенно так рассказывала о своей школьной поре. Как проводила время, пока знаменитая мама была на гастролях: пропускала уроки, пропадала на улице и не понаслышке знала, что такое алкоголь. Да что там Илона — «золотая молодежь»! Некоторые обычные школьники уже тогда вели «двойную» жизнь. Как я узнала много позже после окончания школы — даже в моем обычном рядовом классе!..

В жизни взрослых тоже было все как сейчас — любовь, верность, измены, браки по расчету, алкоголь, тунеядство и трудоголизм, выгодные знакомства или, как называли, блат, «нетрадиционные» отношения. Единственная разница — тогда минусы не принято было «выносить из избы».

В общем, люди, действительно, не меняются. В этом смысле раньше было ни лучше, ни хуже, чем в нынешние времена. Каждый из нас ежедневно по-прежнему становится свидетелем или соучастником как хороших, так и не очень ситуаций.

Например, в декабре совершенно незнакомая женщина вернула мой сотовый, забытый в очень людном месте. А двумя днями позже другая женщина очень истерично отреагировала на мой вопрос по поводу на первый взгляд бесхозного пакета в маршрутке: «Извините, это ваш? Или кто-то забыл?» — «Да, мой, мой! Вам какое дело? Сейчас поставлю ближе!»