Даже страшно подумать о том, сколько уже написано материалов про то, как семья Беляевых из 8 человек из станицы Владимировской Красносулинского района ютится в своем маленьком домике. Почему страшно? Потому что пока все действия и главы семейства Вячеслава Беляева, и газеты фактически ни к чему не привели. Нет, подвижки были, но скольких усилий они стоили, да и где результат?..

Сначала совместными усилиями нам пришлось доказывать, что семья имеет право на то, чтобы стать в очередь для получения средств по программе «Социальное развитие села до 2013 года», при том, что местные чиновники напрочь отвергали этот факт. Потом Вячеслав начал строительство, но никак не мог получить средства материнского капитала, и здесь использовались тоже совершенно «волшебные» отговорки со стороны чиновников. Правда, позже все разрешилось. Далее многодетный отец очень рассчитывал на субсидию по программе — все–таки он инвалид, в семье шесть детей...

Но в 2014 году программа, в которой стояли Беляевы, прекратила свое действие. Начала действие другая программа — «Устойчивое развитие сельских территорий», и условия в ней немного отличаются, например, заявитель обязательно должен работать в сельской местности. Заявителем у Беляевых выступает жена Вячеслава Светлана, а она, увы, без рабочего места.

Светлана работала, пока действовала шахта. Теперь добытчик в семье только Вячеслав. Он — индивидуальный предприниматель, занимается продажей камня и отделочными работами, и это при том, что не ходит с детства. Семье непросто, поэтому работать пошла бы и Светлана, но некуда. Взять к себе в наемные рабочие собственную жену для Вячеслава смысла не имеет: налоги стали столь высоки, что глава семейства и сам подумывает закрывать свое дело.

Мы позвонили в службу занятости Красносулинского района. Мол, так и так. Неужели нет никаких шансов найти место женщине? Действительно, говорят, нет. Объясняют: сегодня столько людей работу ищут — как в разгар кризиса!

Есть у Беляевых еще один шанс стать в очередь: переоформить жилье на работающего Вячеслава. Но вряд ли это выход. Время и деньги на переоформление уйдут, а где гарантии, что субсидию они все–таки получат? Гарантий таких нет. А значит, и реальных шансов получить субсидию и достроить дом тоже нет.

Обращались Беляевы к местным властям, районным чиновникам, представителям Законодательного собрания области — все безрезультатно. Подумывают теперь о том, чтобы обратиться в передачу «Пусть говорят». Поможет это или нет — вопрос. Более того, неизвестно, чем в конечном итоге чревато получение субсидии. Сейчас объясню, о чем я.

Дело в том что мне с мужем и ребенком субсидию на погашение части процентной ставки по кредиту как молодой семье получить удалось. Как мы все радовались, когда нам позвонили из агентства и сказали, что все одобрено. Но в какое я пришла замешательство, когда стала подписывать сам договор!

Выяснилось, что государство в любой момент может прервать ежемесячное субсидирование моего кредита в связи с недостатком денег в бюджете государства. В шоке были абсолютно все молодые люди, пришедшие на подписание аналогичного контракта. Об этом условии не знал никто из стоящих в очереди на получение субсидии, об этом не предупреждали... Ведь одно дело, когда тебе приходится платить двадцать тысяч рублей в месяц, а другое — десять, так как остальную сумму погашает государство.

В агентстве нас успокаивали. Сказали, что за все годы пока выплаты никому не прерывали. Это радует. Настораживает, что впервые за длительный промежуток времени в некоторых районах стали урезать такие статьи расходов, как, например, бесплатное питание малоимущих детей в школе, или задерживать такие выплаты, как, например, пенсии судьям... Вдруг мы будем первыми в числе тех, кому не заплатят? И кто тогда выиграет: Беляевы, которые пока ничем никому не обязаны, или мы, в любом случае вынужденные платить банку не один десяток лет довольно кругленькую сумму каждый месяц?