На всю жизнь запомню этот эпизод. Дело было в 90-е годы. Стоял солнечный день, над военным городком раскинулось синее небо. И вот в это небо вертикальной стрелой врезался истребитель-бомбардировщик Су-17. Он набрал высоту и начал вытворять такое, что глаз нельзя оторвать. 

Петли, перевороты, боевые развороты, бочки — все, что можно было выжать из боевой машины, выжал неизвестный пилот. Жители военного городка, подняв головы, следили за пилотажем молча и как-то мрачно. Все понимали: военный летчик пел свою лебединую песню. Полк расформировывали, у пилота отбирали его небо, и он прощался с высотой, с машиной, которая послушно подчинялась малейшим движениям его руки. Грустное зрелище. Не знаю, что потом стало с этим летчиком. Возможно, получил взыскание. Но терять ему, похоже, было уже нечего…

Сегодня День Российской армии встал в один ряд с множеством других профессиональных праздников. Может быть, потому, что профессия военного уже не считается самой престижной и элитарной. Менталитет российского общества изменился. Как свидетельствуют социологические опросы, для молодежи сегодня самыми вожделенными являются профессии чиновника, сотрудника «Газпрома» или, на худой конец, РАО ЕЭС. Сугубо практический интерес: там больше платят.

А ведь было и другое время. 1975 год, мое поколение заканчивает школу. Куда пойдешь учиться? В военное училище! Таганрогских десятиклассников, которые решили стать офицерами, на отборочную медкомиссию в Батайск отправляли сразу несколькими автобусами – так много было желающих. Мой друг, решивший поступать в училище летчиков, по доброй воле пошел на операцию — справлять искривление носовой перегородки. Из-за этой проблемы его забраковали на медкомиссии. Таких ребят были тысячи. Из десяти моих самых близких друзей пять человек стали офицерами авиационных, ракетных, автомобильных войск. С каким гордым видом они приходили в курсантской форме на вечера встреч! Учителя сразу забывали, что в школе эти мальчишки были хулиганами и не первыми учениками, а девчонки хотели танцевать только с ними.

Сегодня, когда для очень многих главная ценность — это деньги, армия по определению не может занимать то положение в обществе, которое у нее было когда-то. Хотя военнослужащим и повышают денежное довольствие, оно не идет ни в какое сравнение с бонусами всевозможных менеджеров, брокеров, конкурсных управляющих. Эти «элитные» касты, распространившиеся в России, давно уже являются так называемыми людьми мира. И вопрос о том, кто будет защищать страну, их волнует далеко не в первую очередь. Даже если что-то и произойдет, у этих ребят есть пропуск в любую страну — зеленая бумажка, перед которой открываются все границы. Космополитизм проник даже в малообеспеченные слои общества. Под телекамеры они, конечно, будут кричать «Россия — вперед!», но своих сыночков постараются любым способом «откосить» от службы в армии, что зачастую и происходит — фактов море. Человек в военной форме, идущий по улице города, уже не притягивает к себе восхищенные взгляды. Толпа с завистью глядит на дорогущие джипы, на сидящих в них гордых «крутяков» и напомаженных девиц. Это теперь образец для подражания и престижа. Мой друг, отставной офицер, как-то сказал с горечью: «И ты думаешь, я вот за этих пойду воевать?». Возможно, товарищ погорячился, но это наводит на размышления.

Если вдруг потребуется Родину защищать, мы реально готовы это сделать? Я говорю не об офицерах, они свое дело знают и о долге перед Родиной помнят. Я говорю о нас, именующих себя гордым именем – россияне. Не жалко будет оставить торговые лавки, квартиры с евроремонтом, иномарки, ежегодный отдых в Турции? Или опять будем все надежды возлагать на тех ребят, которые выжили в Афгане и в Чечне, свою честь не изгадив? Только вот, когда они сегодня глядят нам в глаза, мне лично поднять свои глаза стыдно, не знаю, как вам.