Недавно меня заинтриговала одна маленькая заметка. В ней сообщалось, что в Великобритании существует традиция называть улицы именами литературных персонажей. Этой чести удостоились, к примеру, доблестный рыцарь Айвенго, герой одноименного романа Вальтера Скотта, мистеры Домби, Копперфильд и Пиквик, созданные фантазией Диккенса, сыщик Шерлок Холмс. А вот во всей России с ее просторами и богатой художественной литературой — лишь один-единственный персонаж, увековеченный в названии улицы. Это — Павка Корчагин из романа Николая Островского «Как закалялась сталь».



Не скажу, что это сравнение уж очень задело мою национальную гордость (в России все же немало улиц, названных в честь самих писателей — русских, советских, зарубежных), но оно меня озадачило. Неужели и вправду только Павка Корчагин?

К сожалению, мои поиски тоже почти ничего к этой информации не прибавили: в Петрозаводске есть еще улица имени Сампо — героя эпоса «Калевала», а в Москве — Тимуровская, хотя она скорее названа не в честь героя повести Аркадия Гайдара, а в честь возникшего благодаря этой книге детского тимуровского движения.

Зато на карте Магаданской области найдем озера Чук и Гек (и эти названия уже точно даны по именам гайдаровских персонажей), да еще Швейка — приток местной реки, названный в честь героя очень популярных у советских читателей «Похождений бравого солдата Швейка», придуманных чехом Ярославом Гашеком.

Почему среди названий наших улиц так редко встретишь имена литературных персонажей? Мне вспомнилось давнее высказывание одной российской политической деятельницы о том, что герои русской литературы в большинстве своем недостаточно пассионарны, мало в них вдохновляющего оптимизма. Может, этим все и объясняется? Едва ли. И сама эта мысль довольно спорная, и англичане называют свои улицы не только в честь бесстрашных рыцарей. Есть у них улица Гамлета и даже улица Отелло…

Имена каких персонажей могли бы носить улицы в России? Такой вопрос я задала себе и ответила, что называется, навскидку: Дяди Степы и Тараса Бульбы (есть, кстати, такая улица в Запорожье, но ведь Гоголь прежде всего классик русской литературы), Базарова, Данилы-мастера, Андрея Болконского.

И разве не чудесно, если бы в каком-то городе к Пушкинскому бульвару примыкали улицы Татьяны Лариной и Онегина, Руслана и Людмилы, царя Салтана? Только я нафантазировала эту пушкинскую топонимику, и на глаза мне попалась еще одна любопытная информация, на сей раз о голландском городке Гелдроп. Там, оказывается, центральная улица одного из микрорайонов носит имя культового писателя Толкиена. От нее отходят улицы поменьше, названные именами его персонажей…

Безусловно, такая схема более всего подходит для новых микрорайнов (зачем менять уже существующие названия?). Конечно, давать названия улицам — это дело жителей тех населенных пунктов, где они строятся. И все же трудно избежать соблазна пофантазировать о топонимике мест, особо отмеченных на литературной карте России, и прежде всего у нас, на Дону.

Заманчиво представить, что в Таганроге, на родине Чехова, появятся когда-нибудь улицы Трех сестер, Доктора Дымова, Каштанки. А приехав в станицу Вешенскую, услышим в названиях улиц и переулков: «Григорий Мелехов, Аксинья, Дед Щукарь»… Ведь это — уже больше чем имена знаменитых литературных персонажей…