В субботу в оздоровительный центр в поселке Дмитриадовка Неклиновского района приезжал передвижной мобильный модуль областной детской больницы для проведения диспансеризации находящихся здесь беженцев из Украины.

Прибывшие с модулем полтора десятка специалистов в течение дня осмотрели 228 детей. Провели лабораторные исследования, УЗИ, флюорографию, выявили нуждающихся в стационарном лечении, созвонились с коллегами, договорились о госпитализации.

А накануне в областную детскую больницу привезли восьмимесячного тяжелобольного мальчика Женю из Славянска. Все запомнили по телерепортажам невероятные взрослые глаза этого борющегося за жизнь грудничка, которого требовалось постоянно держать под аппаратом ИВЛ и даже во время бомбежек, обстрелов нельзя было спустить в подвал. Транспортировка Жени в Ростов — целая спецоперация, связанная с большим риском, и все–таки она удалась. Завреанимацией Федор Геннадьевич Шаршов, доктор наук, сам, что называется, из рук в руки принял прибывшего мальчика. Сейчас он у него в отделении, для Жени там делается все возможное и невозможное.

Примерно тогда же в Куйбышевскую центральную районную больницу доставили раненых украинцев. Днем был бой в районе пограничного пункта «Мариновка» (Донецкая область) — всего в нескольких километрах от Куйбышева. Он подвергся бомбардировке с воздуха. Украинский самолет сделал разворот над российскими полями, вторгшись в наше воздушное пространство. После авиаудара глава Куйбышевского района Александр Криворотов послал в ту сторону, где недавно гремели взрывы, полицию и «скорую помощь». Медики и обнаружили там раненых. В ЦРБ им сразу же стали оказывать помощь, приступили к операциям. Без выяснений, кто есть кто, свой или чужой, на чьей стороне воюет. Руководствовались неизменным врачебным принципом: пострадавших надо спасать. Для сравнения: украинские каратели, захватив в Красном Лимане госпиталь, добили находившихся там раненых…

В Ростовской области очень быстро среагировали на произошедшую у соседей беду и тут же, что называется, подставили плечо, взяли весомую часть забот на себя. Медики оказались в первых рядах, их сама профессия к этому обязывает, и они, как всегда, не подвели. По линии социальной помощи тоже делается все возможное. Созданы пункты стационарного размещения, пункты временного пребывания, выпущена памятка для беженцев с информацией об адресах, телефонах министерства труда и соцразвития, по которым следует обращаться, пошагово перечислено, как действовать приезжающим организованно или самостоятельно. Донские жители привозят гуманитарную помощь в лагеря беженцев, многие предлагают разместить у себя дома бежавших от войны людей.

Фактически мы оказались в прифронтовой зоне. Многие наконец стали осознавать то, о чем раньше не думали: оказывается, мирная жизнь может рухнуть в одночасье. И мир  — это не то, что само собой разумеется, не абсолютная константа на все времена, не постоянная, а переменная величина. За мир, видим мы, надо бороться, его следует изо всех сил беречь. Не давать втягивать себя в западню, как это произошло с Украиной. Чьи граждане теперь вынуждены бежать с родной земли с одной только надеждой на российскую помощь. И они ее здесь получают. Вернутся ли домой, будет ли, куда возвращаться, — второй вопрос…