Возможно, мы стоим на пороге революции. Революции в умах.

Ася Владимировна Штейн, преподаватель литературы одного из московских лицеев, выступила с предложением, которое может дать начало всероссийской акции с условным пока названием «Детские жизни вместо мертвых цветов». Суть его в том, чтобы сломать полувековую, как минимум, традицию первосентябрьских букетов учителям и взрастить вместо нее другую. «Было бы разумно, — считает Штейн, — если бы учителя предложили своим ученикам вместо этой совершенно бессмысленной траты (то есть на букеты – М. К.) переводить какие–то посильные суммы в фонды, которые занимаются помощью больным детям. Может быть, инвалидам или даже бездомным животным — сейчас есть очень много разных вариантов благотворительности». Для нее самой и ее учеников это уже не теория, а практика.

Полный текст с обоснованием этой инициативы опубликован на популярном сайте «Православие и мир», размножен другими сайтами. Отзывы — разные, но среди тех, кто оставляет там комментарии, поддерживающих Штейн, пожалуй, больше. Нашлись даже энтузиасты, бросившие в Сети клич устроить накануне Дня знаний антицветочные флешмобы.

В позиции Штейн много привлекательного. Симпатичен сам ее образ, просвечивающий сквозь строки этого послания: «Лично мне для того, чтобы почувствовать благодарность и уважение учеников, совершенно не нужно, чтобы приносили десятки букетов. Меня вполне устроят детские подарки, сделанные своими руками».

Душа ликует от таких признаний. И все–таки я не уверена, что, будь я коллегой Штейн, безоговорочно поддержала бы ее в этом начинании.

Я прекрасно понимаю душевный порыв Аси Владимировны. Я тоже предпочла бы букетам своих учеников наш с ними совместный вклад в какое–то доброе дело. Но меня смущает подкрепляющая ее аргументы бухгалтерия. «Если эта идея
(т. е. благотворительных пожертвований вместо первосентябрьских букетов — М.К.) приживется, с ее помощью можно было бы сделать много полезного. Например, портативный аппарат искусственной вентиляции легких стоит около миллиона. Если тяжелобольной ребенок получит такой аппарат, он может жить не один в реанимации, а дома с родителями, и достойно провести те годы, которые ему отведены, в кругу своих близких, в любви и тепле». По прикидкам учительницы, один мало–мальски приличный букет стоит около тысячи рублей: «Соответственно средняя по размеру школа может за один день собрать деньги на такой аппарат».

Может, и не следовало бы в таком трепетно–волнительном эпизоде акцентировать внимание на цифрах, но цифры меня все–таки зацепили. Не знаю, как в Москве, но у нас такие дорогие букеты многие семьи учеников позволить себе не могут. В маленьких городках — тем более. Там вообще нередко букеты к 1 сентября составляют из цветов, выращенных в собственном палисаде.

И что тогда получится? Одна школа соберет за День знаний солидную сумму, другая — нет. Развернется такая соревновательность, что о главном, важнейшем принципе таких пожертвований — добровольности — придется забыть. Того гляди, еще и планы сверху начнут спускать — сколько пожертвований какая школа должна собрать. Дураков ведь хватает. И они очень активны.

Кстати, некая логическая заковыка есть и в доводах Аси Владимировны. Она честно говорит, что не редкость, когда букеты учителям дарятся не от чистого сердца, а как дань. Но в таком случае и эквивалент стоимости букета не окажется ли такой же данью? Поспособствует ли это воспитанию чувства сострадательности и милосердия, душевной щедрости?

В общем, ситуация деликатная, со множеством непростых этических и организационных вопросов. Легко ли представить гармоничные отношения в педколлективе, в котором одни учителя — за то, чтобы ученики вместо покупки букетов жертвовали на благотворительность, а другие не видят ничего зазорного в том, что раз в году школьный кабинет утопает в цветах, как гримуборная примадонны?

По мысли Аси Владимировны, эта дорогая ее сердцу идея могла бы восторжествовать в результате широкого разъяснения ее пользы, бесед на эту тему родителей с учителями, учителей с детьми. Дай–то бог. Но в нашей жизни такие вещи часто решаются в приказном порядке.

А вообще у идеи этой учительницы — большой потенциал. Ведь бессмысленных и куда больших трат множество в самых разных сферах нашей жизни. Инициативу Аси Владимировны явно одобряют верующие, но говорят о ней именно в контексте празднования Дня знаний. Однако, мне думается, что и в религиозной сфере найдется то материальное, от чего можно отказаться в пользу реальной помощи страждущим. Так же – в системе государственного аппарата и т.д.

Другое дело — что отсечь, где поставить точку. В жизни должны быть праздники. И ими тоже утешаются страждущие. Праздники в сравнении с буднями чрезмерны. Но вот вы ответите, сколько в гардеробе добродетельной женщины должно быть платьев, чтобы ее добродетельность не оказалась под сомнением, а после какого их количества даму уже можно числить среди транжир и греховодниц? Я — затрудняюсь