Тот, кто знаком с историей, должен был заметить: сколько Российскую империю ни разбирай, при сборке снова империя получается.

Однако феномен на этом не заканчивается. Окраины империи, которые по тем или иным причинам стараются отколоться, сами пытаются воспроизвести матрицу.

Вспомним Грузию. Почему, добившись независимости, она не предоставила право на волеизъявление своим автономиям? Именно потому, что, провозгласив курс на построение национального государства, вольно или невольно копировала привычную модель российской «семьи народов», пусть и в сильно уменьшенном масштабе. Другой вопрос, что «семьи» не получилось, выходила скорее колониальная система по западноевропейскому образцу, но это уже следствие, как говорится, разрыва шаблонов.

Сильно демократическая Украина победившего Майдана (при поддержке наших евроинтегрированных макаревичей) любит упрекать Россию в имперских амбициях, ради которых она и покушается на ее «территориальную целостность». Но чего, собственно, хотят украинские националисты? На первый — наивно либеральный — взгляд, они хотят построить национальное государство по европейскому образцу. Так вот, черта с два!

Если бы это было действительно так, не было бы никаких попыток насильственно украинизировать области Новороссии! Западенцы были бы счастливы сами отделиться от этих «совков-ватников», чтобы не делиться с ними своим европейским счастьем. Но они ведь хотят чего-то большего. Чего же?

Элементарно. Украина великих укров пытается воспроизвести ту же империю в административных границах УССР. И это только для начала. В неофициальных мечтах укронаци — экспансия на российский Северный Кавказ и даже в Сибирь и на Дальний Восток, которые они по праву считают наследством своих славянских предков. Которое у них подло отняли москали, которые вообще не славяне, а какие-то «угро-монголоиды»!

И вот тут мы подходим к коренному отличию украинской матрицы от российского оригинала, что, собственно, никогда и не позволит националистическим пазлам сложиться. Это идея национального, а по большому счету — и расового превосходства.

Поначалу первонационалистами искусственно созданной нации украинцев (не будем здесь углубляться в историю вопроса, давно уже обстоятельно изученного) двигали, наверное, по-своему «благие помыслы» создать с нуля героическую историю, которая стала бы основой для патриотизма младоукраинцев. Однако на каком-то этапе были утрачены тормоза (если только вообще были предусмотрены конструкцией) — и накал по шкале национализма, преодолев отметку «патриотизм», зашкалил за отметку «нацизм».

«Нацизм» и «фашизм» до сих пор считаются в Европе неприличными словами, а на постсоветском пространстве — так даже ругательными, просто даже на бытовом уровне. Поэтому редкий бандеровец признается вам, что он фашист. Тем не менее это из них так и прет.

«Украине нужно, чтобы к власти пришел сильный диктатор, который мог бы проливать кровь и одновременно объединить страну. Мы не нацисты, но нам нужен такой талантливый лидер, как Гитлер», — приводит сайт tvzvezda.ru «страшные слова бойца, представившегося Дмитрием».

Позволю себя также напомнить, как у премьер-министра устремленной к европейским ценностям Украины А. Яценюка вырвалось в адрес населения Юго-востока весьма симптоматическое определение «недочеловеки». А толстые намеки на «расовую неполноценность» россиян звучат даже с трибуны Верховной рады, причем от депутатов, которых формально к нацистам вроде как не отнесешь.

Искусственностью проекта «Украина» во многом объясняется русофобская сущность украинского национализма. Потому что нельзя оторвать часть народа от целого, не внушив ему, что мы не просто разные, а смертельные враги, а не оторвав, не построить украинской нации. Даже сейчас сами же укронацисты, если только они не галичане, чаще говорят по-русски, а мова для них нечто вроде духовного, но неудобного в общении церковнославянского. А многие новообращенные в украинство киевляне, скажу вам по секрету, вообще не говорят на державной. И что с этим прикажете делать? Без полного разрыва с Россией украинскую нацию не сколотить. И единственное, что получается, — «Украина — не Россия»: первый в мире проект государства, строящегося на антипринципах.

За четверть века такого эксперимента с психикой населения Украины, готового к восприятию идей о своем превосходстве над «москалями», произошли тектонические изменения (только представьте, если в России ходят ногами, то как должны ходить в НеРоссии?!). А Майдан просто выполнил роль спускового крючка. Как говорят в народе, крышу сорвало напрочь.

И ведь нельзя сказать, чтобы сами жертвы Майдана об этом хотя бы смутно не догадывались. Однако беда в том, что специалисты, призванные разобраться в этой проблеме, и сами пострадали до степени перемены знаков.

«Путин воюет против Украины тысячелетним психологическим оружием, продемонстрированным в фильме «Индиана Джонс». Об этом на проходившем в Киеве круглом столе «Психологическая агрессия в антиукраинской информационной войне» сообщила директор Международного гуманитарного центра «Розрада», кандидат психологических наук Валентина Бондаровская.

В общем, праздник открытых дверей в сумасшедшем доме продолжается.

И по большому счету это стало вторым проколом заокеанских «вершителей судеб». В первый раз, напомню, они поставили на Грузию, но там всё кончилось тем, что надежда и опора западной демократии сжевал свой галстук. Украина стала их новой надеждой, но для Укрорейха не нашлось подходящего материала — железных рот для натиска на Восток здесь не набрать, а из бандеровцев получаются только первостатейные каратели. Поэтому США пришлось забыть о программе-максимум с тараном против России и остановиться на программе-минимум — сделать из Украины клин между Европой и Россией.

Однако проблема в том, что «секретное оружие» Путина (ну из «Индианы Джонса») уже усовершенствовано настолько, что его дальнобойность простирается даже через океан. Ничем другим не объяснить — во всяком случае, Лавров разводит руками — такие пассажи в речи Барака Обамы на Генассамблее ООН, что «мир стал свободнее и безопаснее» (повторено несколько раз), в то время как США и их союзники бомбят вышедших из-под их контроля исламистов на Ближнем Востоке. Эффектно, но не эффективно. А затем на трибуну взгромоздился Франсуа Олланд и, удрученно сообщив, что его соотечественнику только что отрезали голову в Алжире, обрушился на врага рода демократического… Башара Асада.

Какая здесь логика? А очень просто: если бы президент Сирии не сопротивлялся воле Запада, тому не пришлось бы вооружать против него этих опасных радикалов-исламистов, которые теперь вышли на третье место среди главных угроз миру в списке Барака Обамы — после лихорадки Эбола и Путина, вторгшегося на Украину.

Впрочем, если Россия исправится, перестанет поддерживать сепаратистов и продолжит бесплатно снабжать демократическую Украину своим тоталитарным газом, все лидеры Запада, включая Японию, вслед за Обамой обещали тут же снять — постепенно, конечно, — все свои санкции.

О том, что Запад давно перестал утруждать себя доказательствами своих обвинений, сказано уже больше чем достаточно. Почувствовав себя победителями в «холодной войне» и единственными повелителями вселенной, США очень расслабились, поэтому на глазах теряют адекватность. И это замечают даже в странах Запада, несмотря на все пропагандистские усилия СМИ, оставшихся свободными только в мифах и легендах «холодной войны». Хуже того, это поняла уже даже наша так называемая элита, на которую очень рассчитывали в Вашингтоне, затевая санкции против ее интересов.

«Ошибка в расчетах связана с тем, что Россия намного сильнее, а Запад намного слабее, чем многие воображают. Запад, с которым сейчас сталкивается Россия, — это не тот уверенный в себе альянс, который провозглашал себя победителем в холодной войне. Это беспорядочная мешанина стран, измученных экономической неопределенностью и утративших моральные ориентиры. Америка и ее союзники одно время держали в своих руках будущее, но в начале этого века — века Азии — оно проскользнуло у них сквозь пальцы…»

Это пишет человек, хорошо знающий и Запад, и Россию. Недавно The Financial Times предоставила свою трибуну российскому автору — из тех, кому доверяют в США и Европе еще со времен перестройки. Однако тот заговорил о странном:

«Сейчас лишь незначительное меньшинство моих соотечественников выступает против жесткого курса Москвы. 20 лет назад все было наоборот: меньшинство выступало против сближения с Западом. Однако так было до того, как Запад вернулся к версальской политике и решил, что Россию нужно останавливать любой ценой. С таким стимулом, решили иностранные державы, новая буржуазия восстанет против г-на Путина. Вместо этого она сплотилась вокруг президента».

Автор статьи Сергей Караганов — известный западник, но еще в большей степени он очень чуткий флюгер, прекрасно осведомленный о настроениях элит, и потому достаточно точно показывающий, куда дует ветер. А о том, что в нашей элите происходит серьезная переоценка ценностей, говорит уже не только он.

То ли в руках у Путина действительно оказалось грозное оружие древних, то ли он просто сделал ставку на здравый смысл, традиционные ценности и национальные интересы, ставшие препятствием для «исключительности» Америки в ее притязаниях на глобальное господство, но все попытки США и их сателлитов вернуть мир к однополярной модели становятся все более беспомощными и подрывают уже их самих изнутри…