Недавно от учителя с большим педагогическим стажем услышала, что, мол, зарплату педагогам повысили, но сейчас она зависит от результативности работы: участия в разного уровня конференциях, повышения квалификации, успеха учеников в олимпиадах, различных конкурсах. На мой вопрос: «Что плохого в том, что учитель включен в активную работу?» она ответила, что, конечно, ничего плохого в этом нет, но и хорошего мало.

 «Раньше в школе учителя делом занимались, а сейчас, чтобы получить надбавку, надо составить портфолио. Для этого приложить множество бумаг. А на это масса, времени тратится», — посетовала она.

С прошлого года в образовательных учреждениях стали вводится эффективные контракты, в которых прописаны критерии оценки деятельности учителей. Преимущество таких контрактов в том, что, помимо заработной платы, педагоги могут получать так называемые стимулирующие надбавки. Показателями деятельности педагога учитывается средний балл учащихся по ЕГЭ. Если он равен 3,5 и выше баллам, весовой коэффициент показателя учителя соответствует 1,5. За наличие призовых мест ученика по предметным олимпиадам, на научно-практических конференциях муниципального уровня в зачет педагога идет 1,0 коэффициента, регионального — 1,5, республиканского — 2. И так по многим параметрам оценки деятельности учителя. К примеру, в показателях работы учитывается классное руководство, участие в инновационной деятельности, распространение собственного педагогического опыта на семинарах и конференциях, проведение открытых уроков, мастер-классов на различного уровня мероприятиях, участие в муниципальных, региональных и федеральных профессиональных конкурсах... Чем больше баллов набирает учитель, тем реальнее ему получить надбавку. Два раза в год педагогу нужно пополнять портфолио — документально подтверждать свои достижения: собирать полученные за работу грамоты, благодарственные письма и не только свои, но и учеников, публикации в газетах, в интернет-СМИ с упоминанием твоей работы, участия в мероприятиях...

Учителя признаются, что с введением эффективного контракта в работе стало больше формализма. Чаще создается лишь видимость работы. Если результат такого показателя, как средний балл по ЕГЭ, участие учеников в олимпиадах, можно проверить, то, допустим, как проверить проведение учителем открытого урока не в своем общеобразовательном учреждении, а, как говорится, на выезде? В практику уже входят случаи, когда учителя одной школы звонят коллегам другой с просьбой выписать им грамоту за проведение мероприятия.

В одном из журналов мне попалось интервью с заведующей кафедрой институциональной экономики Санкт-Петербургского филиала НИУ ВШЭ, профессором, руководителем магистерской программы «Управление образованием» Натальей Заиченко. Ученые филиала проводят исследования, посвященные введению и функционированию эффективного контракта в общеобразовательных учреждениях. Так вот, в беседе с журналистом Наталья Алексеевна отметила, что интервьюируя директоров и педагогов, исследователи получают в шести случаях из десяти положительный ответ на вопрос: «Как вы считаете, в вашей образовательной организации с введением стимулирующих надбавок за качество труда повысилось качество образования?» В беседе профессор Заиченко упоминает медицинский термин «плацебо-эффект»: когда вещество без явных лечебных свойств используется в качестве лекарственного средства. Реальное действие от введения эффективного контракта на сегодняшний момент можно сравнить в лучшем случае с эффектом плацебо. Позитивный эффект возникает при вере пациента в действенность препарата. В нашем случае это звучит примерно так: «Если нам за качество образовательной услуги увеличили заработную плату, значит, мы действительно его повысили».