Когда в ЕС разгорелись страсти по «Южному потоку» (а это случилось сразу после визита президента Владимира Путина в Анкару, где была достигнута договоренность о том, что газопровод изменит адрес конечной точки с Болгарии на Турцию), я сразу вспомнила свой Брюссельский дневник 2011 года, опубликованный в «Нашем времени». В группе российских журналистов автор этого материала неделю знакомилась с работой и политикой Евросоюза, встречаясь и дискутируя с его экспертами на самые актуальные темы. Одна из них — два конкурирующих между собой проекта поставки газа в Европу — российский «Южный поток» и европейский «Набукко».


Вряд ли, конечно, среди наших читателей есть такие, что верят, будто газопроводу «Южный поток» отказали в Болгарии чисто из-за введенных ЕС санкций против России в связи с событиями на Украине. Тут, как говорится, был бы повод. Заглянув сегодня в публикацию нашей газеты трехлетней давности, поняла многое в позиции европейских политиков. И тогда Европейский Союз не спешил встречать с распростертыми объятиями российско-итальянский проект газопровода «Южный поток», который должен был пройти по дну Черного моря из Новороссийска в болгарский порт Варну. Там категорически не желали иметь в лице «Газпрома» единственного поставщика газа в Старый Свет и пытались «сбить спесь» с России, продвигая проект «Набукко» — газопровод, который должен привести через Турцию и Болгарию в Европу газ из Азербайджана. Уже тогда ЕС настаивал на том, чтобы «Газпром» продал европейцам долю своих акций или разделил компанию «на три части». Когда помощник одного из комиссаров ЕС (она вела с нами встречу «без протокола») закончила излагать свою концепцию проекта «Набукко», который оттяпает у нас львиную долю экспорта газа в ЕС, у многих наших журналистов просто «отвалилась челюсть». Россия в глазах «цивилизованного европейца» — пещерный медведь, который наделил «Газпром» дикой монополией и отказывает интеллигентной и демократичной Европе в том, чтобы она делила чужую собственность и вдобавок ее же и контролировала. Для контроля этого «Газпром» всего-навсего должен продать часть своих акций тем европейским компаниям, на которые укажет ЕС, либо разделить между разными российскими компаниями функции добычи, распределения и поставки газа.

Евросоюз и три года назад чувствовал себя настолько сильным, что считаться с интересами России, делать ей уступки, искать новые компромиссы был не готов. И вот терпеливая Россия дала демократичной Европе твердый «газовый» ответ: не хотите «Южного потока» — так и не надо.

Президент Владимир Путин заявил, что реализация проекта не может продолжаться в нынешних условиях, что Россия намерена построить новые трубопроводные системы, направленные на другие рынки, в том числе Турцию. Об окончательном закрытии «Южного потока» также говорили глава «Газпрома» Алексей Миллер и министр энергетики России Александр Новак. ЕС таким поворотом дела был озадачен. Тем более что закрытие проекта вызвало недовольство в Будапеште и Белграде. В частности, венгерский премьер обвинил Евросоюз в саботировании «Южного потока». А президент Сербии заявлял, что намерен инициировать прямой контакт с Владимиром Путиным о дальнейшем сотрудничестве между странами в энергетической сфере.

Министр экономики и энергетики Германии Зигмар Габриэль все еще надеется, что к переговорам по проекту «Южный поток» можно вернуться. РИА новости передает, что он заявил об этом 9 декабря в ходе встречи министров энергетики всех 28 стран ЕС.

— Я думаю, что для Южной Европы это был бы важный проект, и надеюсь, что мы еще можем вернуться к переговорам, — цитирует агентство немецкого чиновника. Восьмого декабря премьер-министр Болгарии Бойко Борисов отметил, что будет настаивать на строительстве «Южного потока»: «Газопровод «Южный поток» должен пройти через территорию Болгарии, так как он полезен для страны». В общем, случилось то, для чего ЕС готовило почву долгие годы: политика двойных стандартов сподвигла сторонников ЕС и его членов к протесту. Газовая труба трубит побудку: фактически призывает ЕС вернуться на позиции, о которых она сама заявляет повсеместно — равноправных переговоров, разумного подхода к решению международных проблем. Конечно, до серьезных подвижек в отношении к России со стороны ЕС пока еще далеко. Но урок Россия Европе уже преподала.