На пороге нового 2015 года уже забылось то приподнятое ощущение, с каким ждали мы ныне уходящий олимпийский 2014-й. Скажи кто сейчас нам, что встречали 2014 год как знаковый, рубежный, как год, знаменующий начало новой яркой жизни, — изумимся. Настолько постолимпийская реальность разошлась с нашими ожиданиями.

Пожалуй, только первые его два месяца нашим ожиданиям соответствовали. А то и превзошли их. Это я, конечно, об Олимпиаде в Сочи. Оглушительный успех по всем направлениям — в том числе и таким вечно проблемным, как коммунальное хозяйство и инфраструктура. Кто побывал в уходящем году в Сочи, оценил, как переменился этот город в ходе подготовки к Олимпиаде. Достаточно сказать, что главная наша здравница наконец получила современную канализацию. Решение прозаической этой проблемы стоило всех предолимпийских тревог и хлопот.

Ну и, конечно, сама Олимпиада… О ней уже столько всего написано, что, честное слово, не повториться уже невозможно. Поэтому скажу лишь одно: в этом случае после двух десятилетий разброда, шатаний и разъедающей волю рефлексии мы доказали прежде всего самим себе одну важную вещь. Что по-прежнему способны ставить перед собой масштабные цели и достигать их.

Пока шли Игры, мы старались не замечать гари от пылающих на киевском Майдане автомобильных покрышек. Но удушливый смрад украинского пожара не мог не доноситься в олимпийский Сочи. Не говоря уже о Ростове. Тревога все сильнее сжимала сердце: ведь наш приграничный регион столькими узами связан с соседней страной… Но событие, положившее конец так счастливо начавшемуся олимпийскому году, предотвратить не удалось. История в который раз состроила злобную гримасу: в один день с закрытием Игр, которые могли бы определить лицо 2014 года, случился переворот в Киеве.

Украинская революция, имевшая поначалу определенный антиолигархический характер, быстро была оседлана авантюристами из все тех же олигархических кланов. В который уже раз подтвердилась суровая истина, сформулированная в свое время «железным канцлером» Бисмарком: «Революцию замышляют романтики, осуществляют фанатики, а плодами ее пользуются мерзавцы». В данном случае «мерзавцы» не стали дожидаться плодов, а, дорвавшись до власти, принялись кроить историю «под себя». Результат налицо…

Регулярно возникая на ростовских горизонтах, свергнутый украинский президент Виктор Янукович со старанием, явно достойным лучшего применения, оправдывался тогда, продолжает оправдываться и сейчас:

— Я не предполагал такой реакции. Для развития тех событий не было оснований. И я это публично неоднократно комментировал. Однако у реальных режиссеров этого действия уже был утвержден свой план — расшатать страну и сделать ее слабой и сговорчивой. Для этого в первую очередь им было необходимо свергнуть президента...

И этот президент не нашел ничего лучше, как позволить себя свергнуть. Уверен: прояви в феврале Янукович характер и не окажись во главе харьковского съезда регионов юго-востока Украины вместо ответственных политиков демагоги и болтуны, мы бы сегодня имели совершенно иную геополитическую ситуацию. И поверьте: ни у кого не повернулся бы язык назвать воссоединение Крыма с Россией «аннексией», а на восставший против колониальной, по сути, политики Киева Донбасс не сыпались бы бомбы и снаряды. Определенный тактический выигрыш для нашей страны был бы подкреплен стратегическим.

Но история не терпит сослагательного наклонения, и теперь мы имеем то, что имеем. Бандеровский шабаш в Киеве. Одессу, которую заставили замолчать буквально огнем и мечом. Разоренный так называемой «антитеррористической операцией» Донбасс. Лицемерные антироссийские санкции Запада. Все сильнее попахивающая провокацией катастрофа малазийского «боинга». И потоки беженцев на наших границах. А символом уходящего года лично для меня стал тяжелобольной малыш из Славянска. Его огромные глазищи, с недетской тревогой смотрящие на этот мир, на все, что натворили в нем взрослые.

Но есть у этого года, по счастью, и другие символы. Это и донбасские врачи, спасающие под артобстрелами своих пациентов. Это и Елизавета Глинка, «доктор Лиза», везущая в Москву на лечение больных детей с Украины. Это и белые КамАЗы гуманитарных конвоев, везущие по донским дорогам помощь и продукты в Донецк и Луганск.

Весь ужас гуманитарной ситуации у соседей раньше других регионов почувствовала наша область. В силу географического положения именно Дону пришлось принять основной поток жителей Украины, вынужденных покидать свои дома, спасаясь от войны в результате боевых действий. Но разве могли наши люди оставаться в стороне?

Не дожидаясь команд и финансового обеспечения из центра, областная власть оперативно взялась за оборудование пунктов приема и временного размещения беженцев. Через них за лето прошли многие десятки тысяч людей. Все летние месяцы область прожила в режиме чрезвычайной ситуации. И сегодня на полном обеспечении у нас остается примерно тысяча человек, да еще без малого 40 тысяч устроились у родственников и даже совершенно незнакомых людей. На этот вызов времени достойно ответили и простые люди, и власть.

Что в конце концов были вынуждены признать эмиссары различных европейских и ооновских структур, то и дело наезжавшие на Дон в лагеря беженцев. Упорно избегая вникать в причины происходящего, эмиссары ОБСЕ, ПАСЕ, Красного Креста и самой Организации Объединенных Наций тем не менее пришли-таки к выводу о наличии гуманитарной катастрофы в Донбассе и отметили добрую волю дончан, протянувших руку помощи своим братьям в такой нелегкий для обеих наших стран час.

Я уже говорил, что символом нашего отношения к беде, постигшей Донбасс, стали регулярно проходящие через территорию области в Донецк и Луганск колонны с гуманитарными грузами. Сегодня проход таких колонн через границу воспринимается вполне обыденно. А какой шум вызвал первый гуманитарный конвой! Киев даже о вторжении объявил и чуть ли не о начале полномасштабной войны.

Что ж, новые украинские власти не так уж далеки от истины. Война действительно ведется. Причем война против России. И если судить по ситуации на нефтяном и газовом рынках, это та самая давно предсказываемая война за энергоносители. Как заметил президент Путин на своей недавней пресс-конференции, «ведь мы же почти от официальных лиц слышали многократно, что несправедливо, что Сибирь с ее неизмеримыми богатствами вся принадлежит России»... И ведется эта война нетрадиционными средствами. Это киевскому воинству позволено утюжить Донбасс «градами», танками и даже оперативно-тактическими ракетами. Против России идут в ход куда более изощренные, физически не ощутимые средства. Это экономические санкции, рвущие уже сложившиеся производственные связи. Развязаны валютная, информационная войны. Да мало ли что успел накопить в своих арсеналах оказавшийся таким щедрым на войны новый век! Вот и одарил он нас «гибридной» войной.

Утверждать, что нам ее удары, что слону — дробина, было бы непроходимой глупостью, в которую никто не поверит. Как говорится, самая распространенная в мире ложь — у меня все нормально. Напротив, все очень непросто складывается. Альтернативу образно и вполне убедительно обрисовал все на той же своей большой пресс-конфренции президент:

— Из общего объема проблем, если условно взять, процентов 25, наверное, это влияние санкций. Но мы должны это понять. Мы хотим сохраниться и бороться, изменить, кстати, к лучшему, воспользовавшись этими явлениями сегодня, нашу структуру экономики, быть более независимыми, пройти через это — или мы хотим, чтобы нашу шкуру повесили на стенку. Вот у нас какой выбор...

Небогатый, прямо скажем, выбор. Но очевидно, что третьего просто не дано. Да и время поисков этого третьего истекло. Как и время разговоров. Их у нас за минувшие полтора десятка лет было предостаточно. Все жаловались друг другу на жизнь, на нехватку денег, на черта в ступе… Разве только на дефицит мозгов и растущих откуда надо рук жалоб не поступало.

И вот кризис. Надо сказать, довольно странный и мало похожий на те, с какими мы уже имели дело. В прошлые кризисы все больше запасы продуктов создавали да денежки экономили. А сейчас бросились за дорогущей бытовой техникой. За автомобилями очереди выстроились…

Из высоких кабинетов доносятся мудреные слова о диверсификации, санации, реструктуризации, импортозамещении. Все к месту и по делу — только никакая диверсификация не поможет, если вновь созданная отрасль примется клепать изделия, которые разве что в утиль сгодятся. И никакое импортозамещение не исправит продовольственную ситуацию, если предлагаемые потребителю продукты будут стоить втридорога против тех, которые они заместили.

Был когда-то у нас в ходу рекламный слоган «Включайся!» Потом его, правда, заменили «Вливайся!» — и бутылка колы в руках. По всему, пришло время, отставив бутылку в сторону, снова включиться. Не нами замечено, что слабые сдаются, сильные приспосабливаются, а вот особенные идут туда, где плохо, и добиваются, чтобы стало хорошо. Мы много рассуждали о своем особом пути, об уникальности России – что, в общем, справедливо. Но теперь пора сделать так, чтобы весь мир понял: о нас могут думать плохо лишь те, кто хуже нас.

Ах, как хочется на пороге Нового года произнести дежурные пожелания и слова о новом счастье, успокоить благоприятными прогнозами! Но нынешнее время требует только одного — надежды. В конце концов, всякая человеческая мудрость заключается в двух словах: ждать и надеяться. И действовать.

Нам ничего другого не остается, как на пороге нового 2015 года быть мудрыми, спокойно и без ненужных иллюзий встречающими будущее.

Выше голову, господа!