Споры о том, нужно ли снимать  запрет на употребление ненормативной лексики, заслонили собой попытку ревизии еще одного недавно принятого закона – о защите детей от информации, вредной для их здоровья и развития.

Споры о том, нужно ли снимать  запрет на употребление ненормативной лексики, заслонили собой попытку ревизии еще одного недавно принятого закона – о защите детей от информации, вредной для их здоровья и развития.

Пару лет назад он широко обсуждался, в народе его называли законом о крестиках и ноликах, ведь это в согласии с ним на афишах различных зрелищ, обложках книг и периодики появились цифровые маркировки от 0+ до 18+. Каждая задумывалась как гарантия: «Информации, вредной для ребенка данного возраста (ее признаки перечислялись в законе),  здесь нет».

Некоторые формулировки этого закона таковы, что и «Муху-цокотуху», прояви какой-нибудь буквоед особое рвение, можно было бы отнести к нежелательным  для детишек текстам, но таких идиотов, к счастью, не нашлось, и громких скандалов в связи с его трактовками не было. К этим цифрам с плюсами даже привыкли. Тем не менее где-то в верхах возникла идея закон  переписать, оставив на информационных продуктах одну-единственную маркировку 18+.

В кулуарах зрелищных учреждений предполагают, что продавливают эту поправку прежде всего звезды эстрады, которые запарились проставлять такие маркировочные цифирки на афишах своих программ. Многие делают это просто от балды, поэтому на афише исполнительницы невинных романсов можно увидеть возрастную рекомендацию «18+», а юморист, не чурающийся скабрезностей, напишет, бывает, « 6+».

Кстати, на некоторых театральных программках и афишах можно было заметить и маркировку 14+, хотя такая возрастная градация законом даже не предусмотрена…

Депутат Елена Мизулина и ее думский комитет по вопросам семьи, женщин и детей, которые немало способствовали внедрению этой маркировочной практики,  глубоко огорчены перспективой ее отмены. Разделяющие их тревогу говорят  о том, что теперь в киосках и на рекламных стендах, находящихся вблизи школ, вновь могут появиться издания и афиши с фривольными изображениями (как будто школьники ходят только по одному какому-то маршруту!). Отмена же всех прочих, кроме «18+»,  маркировок, чревата, де, тем, что школьник может стать зрителем фильма или спектакля, непредназначенного для детской неустойчивой психики и несформировавшегося еще мировоззрения.

Это, по-моему, не вполне логично: ведь от  того, что связано  с такими искушениями,   «18+» как раз и остерегает. К тому же на современных школьников Интернет воздействует куда сильнее и чаще, чем театр или кино. Однако, зайдя на безобиднейший  сайт, ребенок может столкнуться с такими мерзостями, которых и во взрослом кино редко когда увидишь. Об этом знают все: от дворников до депутатов Госдумы и членов правительства. Но нет надежды на то, что что-то здесь скоро изменится.

И вот что еще довольно странно, но почему-то не обсуждается:  вечерние сеансы в театрах юного зрителя начинаются в то же (или  в почти  то же) время, что и в остальных. А ведь далеко не каждого ребенка может потом встретить у входа театра родитель, а тем более – персональный водитель. Спектакли в обычных  театрах, на которые ходят классами  школьники, вообще оканчиваются к тому времени, когда детям пора уже быть дома. И  не поднимает никто вопроса о такой корректировке театрального расписания, чтобы школьник по дороге домой не столкнулся  бы реально с теми ужасами, которые может увидеть на самых крутых постановках в маркировкой «18+».

Как тут не вспомнить Шекспира: «Есть многое на свете, друг, Горацио, что и не снилось нашим мудрецам»? Хотя вещи-то вроде очевидные…