Вчера в редакцию пришла сильно расстроенная женщина. «Купила сотовый телефон за тысячу рублей, но он быстро разряжается, и в трубке шипение... Хотела его вернуть, а мне сказали, что сейчас ничего сделать не могут, потому что завис компьютер! Точно, меня кинули...» – причитает женщина.

Откладываю дела, прошу показать паспорт на телефон, чек. «Все необходимые для предъявления претензии документы у вас на руках. Так что не переживайте раньше времени! Тем более что вам еще никто не сказал «нет». Пойдите завтра еще раз. На всякий случай я вам сейчас претензию составлю...» – успокаиваю ее и параллельно разъясняю, как себя вести, плюс пишу грамотное заявление.

«Да нет, я сейчас пойду. Сказали, что компьютер может начать работать совсем скоро!» – сообщает женщина.

«Ну, вот видите! Если бы вас хотели «отфутболить», разговаривали бы по-другому!» – продолжаю вселять в нее позитив.

«Нет! Меня точно кинули! Все бесполезно... Наверно, проще выбросить этот телефон! Как же меня развели!..» – не унимается она.

Постепенно чувствую, что ее пессимизм начинает распространяться и вокруг меня. Еще несколько минут такого общения – и мир окрасится в очень серый цвет.

Не знаю, как получилось, но пессимизм становится чуть ли не чертой нашего национального характера. Мы моментально приписываем событиям и явлениям негативный смысл.

В прошлом месяце пошла платить за телефон, интернет и кабельное ТВ. К единственному работающему окну – очередь человек сто. Ушла. Через два часа вернулась – очередь стала еще больше и уже почти выходит на улицу. Прикинула, что отстоять предстоит часа три. Причем такое безобразие уже не первый раз.

Начинаю искать жалобную книгу. Представитель компании – поставщика услуг советует: «А вы приходите часов в восемь вечера. Очередь рассосется!» С учетом, что на часах – полдень, перспектива не радует. Поэтому продолжаю искать жалобную книгу. Нахожу, пишу (без какого-либо малейшего упоминания своей профессии и места работы) все, что думаю об уровне обслуживания и о том, что это даже неприлично – заставлять стоять в очереди людей, которые принесли деньги. Оставляю телефон для связи и – ухожу. Очередь наблюдает за мной по-разному: с одобрением, недоумением и даже с опаской. Никто присоединиться к тексту жалобы, естественно, желания не изъявляет.

Многие знакомые и даже близкие люди отнеслись к моей затее без оптимизма: «Наивная ты! Да у них знаешь сколько таких книг жалоб! Выбросят ее в урну – и все! Кто их вообще читает?»

«Не скажите! Кто-то да прочтет!» – не сдавалась я.

А через два дня мне позвонили и сообщили, что жалобу прочитали, зарегистрировали и ею занимаются. Еще через несколько дней попросили почтовый адрес, по которому можно выслать письменный ответ.

Вчера дома такой ответ от компании «Ростелеком» я обнаружила. Написан в лучших традициях европейского уровня общения с клиентами. Сначала меня благодарят за то, что выбрала компанию в качестве постоянного оператора связи, далее сообщают, что руководством предприняты меры по недопущению негативных ситуаций в виде очередей и извиняются за доставленные неудобства...

Во что мы верим, то и приходит в нашу жизнь. Примеров – масса.

Многие не задумываются, что наш настрой – позитивный или негативный – влечет за собой целую цепочку, влияющую на всех вокруг.

В одной из моих самых любимых книг «Руководство к жизни, которое вам забыли выдать при рождении» Джо Витале пишет: «Эмоции передаются подобно вирусам. Если вы бросили на кого-то хмурый взгляд, этот человек заразится вашим плохим настроением, передаст его следующему человеку, а тот – следующему, и так далее. Подобным же образом, улыбнувшись на улице незнакомцу, вы можете настолько поднять ему настроение, что он тоже кому-нибудь улыбнется. Контролируйте вирус. Посылайте позитивные сигналы».

На ростовской улице познакомилась с двумя женщинами из теперь уже российского Крыма. «Как у вас жизнь сейчас?» – интересуюсь. «Силенок еще маловато. Но мы стараемся. Преодолеем все! Главное, теперь мы в России!» – улыбаются так широко, что Голливуд отдыхает. Вот это я понимаю – оптимизм!

Кстати, прошлым летом, когда в Крым по единственному доступному пути – на пароме через Керчинский пролив – добраться было сложно (люди в очередях стояли по двадцать-тридцать часов), муж тоже был настроен не очень радужно: «Может, не поедем?». Куда там! Верила, что уж нам-то точно повезет. Добрались до порта и узнали, что как раз пару часов назад пустили дополнительные огромные греческие паромы. В общей сложности за час были уже на том берегу, в Керчи.

Так что с днем российского оптимиста вас, товарищи сограждане!