Героями главных новостей вновь стали памятники.

Эти два сообщения на российском информационном пространстве появились почти одновременно: в Вильнюсе демонтировано еще несколько скульптур, рожденных советской эпохой, а в Москве началась новая дискуссия в связи с предстоящей установкой памятника в честь святого равноапостольного князя Владимира. Монумента, который обещает стать еще одним символом не только российской столицы, но и всего нашего государства.


Оба события вызывают яркие эмоции, в обоих случаях искусство переплетено с политикой.

Война с советскими памятниками на постсоветской территории, в государствах, которые прежде были союзными республиками, ведется давно. Только прежде ее жертвами становились, по большей части, монументы в честь красноармейцев, коммунистов и комсомольцев. Не обязательно русских. В той же Литве с большим воодушевлением снесли памятник молодой партизанке, Герою Советского Союза Марите Мельникайте, хотя ее мученическая смерть – это пример такой силы духа, которой народу бы гордиться. Но сбросили с пьедестала национальной славы, как в России, было время, пытались развенчать подвиг Зои Космодемьянской.

Теперь же в ходе войны с памятниками пострадало и вовсе безобидное мирное население: рабочий, колхозница, студент…

Как поступать Вильнюсу со своими памятниками - это, безусловно, дело самого Вильнюса. Но все-таки трудно удержаться от комментария, поскольку мы с литовцами связаны общим прошлым, а свое нынешнее государственное устройство многие литовские политики считают куда более демократичным, чем нынешнее российское.

Первоначально гражданам вильнюсцам, что пришло время отправить скульптуры на реставрацию. Но очень скоро выяснилось, что это была ложь во спасение: чтобы усыпить бдительность их возможных защитников, не допустить народных волнений, как в случае с демонтажем Бронзового солдата в Таллине, когда погиб человек.

Свершилось, и новый вильнюсский мэр не скрывает, чем были эти скульптуры в его глазах. А вернее даже, чем были и остаются не они сами, а те, кого эти скульптуры символизировали. Советские крестьяне – те же крепостные, и свиней своих они кормили ворованным кормом, рабочие только и думали о том, что бы со своего производства умыкнуть, студенты зубрили абсолютный бред…

Такие вот исчерпывающие характеристики отцов и дедов с последующим оргвыводом: скульптуры на мост не возвращать. И это – торжество демократии, плюрализма, цивилизованности, наконец? Где же корректность по отношению к избирателям, которые думают иначе?

А в столице нашей Родины – новая волна страстей в связи с памятником святому князю Владимиру, который обещают открыть нынешней осенью.

Князь Владимир – фигура знаковая для нашей истории: креститель Руси. Прекрасный памятник возвели в его честь (скульптор Василий Демут-Малиновский) еще в 1853 году в Киеве, где он княжил и осуществил первое массовое крещение язычников на Руси.

Можно предположить, что большинство россиян, если бы провели такой опрос, идею установить памятник Владимиру в Москве поддержало бы. Тем более что дата: тысяча лет со дня преставления князя. Есть желающие увидеть в житии крестителя Руси параллели с сегодняшним днем, особенно в том, что касается отношения к варягам и ставки на объединение славян, но почему бы и не воспринимать нынешнему руководству страны равноапостольного князя как свой путеводный идеал?

Протест вызвал не выбор исторической персоны, даже не сам монумент (его автор – народный художник России Салават Щербаков), хотя нет на свете такой скульптуры, которая бы нравилась всем, а предполагаемое месторасположение: смотровая площадке Воробьевых гор.

Место – козырное. Известный скульптор Сергей Коненков мечтал установить там огромную фигуру основателя советского государства Владимира Ульянова-Ленина, вращающуюся вокруг своей оси. К счастью, не сбылось.

Теперь уж точно известно: для таких мощных монументов место это – ненадежное, и, значит, небезопасное для людей. Осознание этого факта пришло не сразу. Случился даже резонансный инцидент, когда десятка два противников установки статуи князя Владимира на Воробьевых горах собрались устроить пикет, а тут – «Ночные волки» со товарищи из числа активистов православной молодежной организации. Чего только в этой акции не узрели: и выпад против православия, и зародыш Майдана… Хотели нагнать страху. Как будто Бог в силе, а не в правде.

Представители общественности, главным образом студенты и преподаватели Московского университета, написали письмо протеста президенту, и были услышаны. На днях Российское военно-историческое общество сообщило о трех новых вариантах месторасположения монумента: Лубянка, Зарядье, Боровицкая площадь. Именно эти названия фигурируют в списке для интернет-голосования, которое началось в понедельник и продлится до 20 августа.

Только и здесь – свои закавыки. Вот, к примеру, Лубянка. У этой площади – особый исторический шлейф. Даже далеко от Москвы ассоциируется она вовсе не с чем-то радостным и лучезарным. Разве что так и предполагается: памятник святому князю Владимиру, прозванному в народе князь Красно Солнышко, поспособствует изменению ее имиджа?

К тому же как раз в те дни, когда кипели страсти вокруг Воробьевых гор, активисты компартии собирали подписи за референдум по вопросу о возвращении на Лубянскую площадь памятника Железному Феликсу – Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому, основателю ВЧК (он стоит ныне в столичном Музеоне – музее скульптур под открытым небом). Потом обратились в московскую комиссию по монументальному искусству с просьбой рассмотреть возможность возвращения этого памятника на Лубянскую площадь, которая более шестидесяти лет носила имя Дзержинского, и без референдума. То-то будут они теперь рады.

Не слишком, на мой взгляд, удачно и приурочивать установку памятника крестителю Руси к 4 ноября, Дню народного единства. Все же народ наш по своим религиозным воззрениям не однороден, страна – многоконфессиональная. Для одних тот факт, что князь Владимир, как рассказывается в истории нашего государства, предпочел православие магометанству и католичеству, - большая радость. А других – так и не очень…

Интернет-издание «Православный мир» приводит любопытное высказывание историка Юрия Никифорова, заведующего научным сектором Российского военно-исторического общества, объясняющее, почему установка памятника святому князю Владимиру так необходима сегодня: это поможет «до конца сформировать основы исторической политики России».

Не тяжела ли памятнику такая ноша?