Опубликование украинским минкультом черного и белого списков зарубежных деятелей культуры стало в России одной из самых обсуждаемых тем. Оно и неудивительно: ведь преобладают в обоих этих списках россияне.

Как уж отнесутся народы и правительства других стран, узнав, что их знаменитости занесены в черный украинский список невъездных, но в России большинством населения этот факт оценивается положительно. Как свидетельство патриотизма данной персоны и ее принципиальной гражданской позиции. Кто бы теперь у нас удивился, если бы фамилии из черного украинского списка перешли в российский наградной?

Значительно больший резонанс в России вызвал список белый – друзей Украины. Местным украинским властям рекомендуется оказывать людям из этого списка всяческое содействие во время их творческой деятельности в этой стране. В данном списке – Лия Ахеджакова и Борис Акунин, Олег Басилашвили и Валентин Гафт, Эльдар Рязанов и его супруга Эмма Абайдуллина, Андрей Макаревич и Юрий Шевчук, Михаил Шац и Татьяна Лазарева, Сергей Юрский, Юлий Ким и другие.

Первый вопрос, которым простые россияне задаются в связи с составом белого списка: чем эти наши деятели культуры удружили Украине? Второй вопрос: за что украинский минкульт с такой медвежьей грацией удружил им?

Возможно, для Бориса Акунина или человека с таким бойцовским темпераментом, как Виктор Шендерович, оказаться в таком списке действительно большая честь. Но в то же время очевидно, что чувства, которые испытали некоторые наши известные и знаменитые, попавшие неожиданно для себя в этот список, не очень похожи на то, что можно было бы назвать гордостью, моральным удовлетворением.

Иных вообще возмутило само слово «список»: художник, творческая индивидуальность, позволяющая себе высказываться иначе, чем другие, и вдруг – в списке, через запятую… И никто предварительно не поставил о том в известность… Это что ж получается: знаменитость – всего лишь козырная карта в чьей-то большой игре?

Олег Басилашвили, по свидетельству российских СМИ, на обнаружение себя в белом списке отреагировал фразой: «Глупые люди составляют глупые списки».

Михаил Жванецкий в одном интервью попытался отшутиться. Мол, за что включен в этот список, надо спрашивать не у него, а у них. Может, им нравятся его сатирические вещи? В другом интервью – сообщил, что никакой материальной выгоды от пребывания в этом списке у него нет, поскольку творческую деятельность в последнее время организует, не пересекая границ.

А Михаил Ефремов и вовсе был удивлен: зачем это киевские чиновники так подвели его перед его страной?

И в самом деле трудно понять, на что рассчитывали украинские чиновники, зная настроения в российском обществе? Неужели на то, что, получив «отлуп» на родине, наши знаменитости из белого списка упакуют чемоданы и поедут на Украину в эмиграцию?

Насмешек над теми, кто в белом списке, достаточно и в наших СМИ, и особенно в Сети. И это плохо. Для всех плохо. Инакомыслие необходимо. Когда оно становится опасным, общество сползает в стагнацию. А Лия Ахеджакова не раз рассказывала, что ей угрожали из-за ее позиции по Украине.

Есть у меня знакомый художник, который провел молодость на Украине. Об этом периоде у него самые лучшие воспоминания. Когда по этой стране прокатилась волна акций «Кто не скачет, тот москаль», он с грустной улыбкой сказал, что это, конечно, смешно, но из чего многие из этих ребят хотят выпрыгнуть, ему в общем-то понятно. Большой вопрос: куда запрыгнут? На те ли вершины демократического устройства и свободы, о которых первоначально мечталось?

Судя по ситуации со списками украинского минкульта, пока скачут из огня да в полымя: из одной тоталитарной модели в другую. Под ту же музыку: «Кто не с нами, тот против нас».