Статистика, которая, как известно, знает все, сообщает, что количество дорожных происшествий (ДТП), человеческих жертв в авариях в среднем, по сравнению с прошлым периодом, уменьшилось на 10-13 % - что, несомненно, радует.

Огорчает, к сожалению, другое. За это же самое время резко подскочило количество ДТП, связанных с рейсовыми пассажирскими автобусами и маршрутками. Тут, впрочем, никакой статистики в подтверждение сказанного и не требуется – только за последние месяцы по стране прокатилась громкая череда крушений, связанных именно с этим видом транспорта.

Автобусы выскакивают на встречку, бьются лоб в лоб с грузовыми автомобилями или подобными средствами передвижения, летят под откосы, падают в пропасти. Причем это происходит во многих регионах страны – в Хабаровском и Красноярских краях, Туве, Дагестане, Чечне, на нашей родной М4, по которой нескончаемый поток фур и легковушек стремится на юг. Все спешат, но, увы, некоторые до моря не доезжают…

Дошло до того, что сам президент страны, который, выражая очередное соболезнование семьям погибших, сказал, что с этим нужно что-то делать…

Понятно, что его реплика относится к правительству, которое осуществляет исполнительную власть, и думцам, которые «сидят» на законотворческой. Но пока внятного ответа и реагирования от кабинета не поступало, глубоко не копая, попробуем разобраться хотя бы в тех причинах крушений, которые находятся на виду.

Здесь сразу всплывает русское «Что делать» и «Кто виноват». Память подбрасывает и ответ – «Дураки и дороги». По сути ответ сей в какой-то мере верен. Но дороги, вернее, плохие дороги, как гласит все та же всезнайка-статистика, виновны все же в незначительной части крупных аварий…

Дураки? Соглашусь. Я, как и все граждане и гражданки, сидящие за рулем, знаю, что дураков на дорогах действительно много. У опытных дальнобойщиков давно сформировалось правило трех «Д» – дай дураку дорогу, ибо дурак (лихач) гораздо опаснее сзади, чем впереди.

Но не будем забывать, что за рулем автобусов сидят водители с большим профессиональным и жизненным опытом (придите на любой автовокзал и убедитесь, что большая часть шоферов – люди, убеленные сединами), их в дураки не зачислишь. И тем не менее аварии следуют за авариями.

В чем же здесь дело? А оно, по всей видимости, в условиях труда и оплаты данной категории работающих. Водитель автобуса должен идти в рейс хорошо отдохнувшим, его перед дорогой должен осмотреть врач, проверить психолог. Он должен получить достойную зарплату, чтобы в пути не отвлекали черные мысли. Все ли это в комплексе имеется в наших частных компаниях, занимающихся перевозками? Сомневаюсь…

Предприниматели бывают разные, но все же их главная задача – извлечение прибыли. А ради этой самой прибыли, как в свое время объясняли классики марксизма-ленинизма, собственник готов на многое. Оттого выходят в рейс усталые шоферы – их «уговорили» сделать лишнюю ходку, посему в целях экономии ставят на автобусы резину от грузовых автомобилей, из рук вон плохо обстоят дела с текущим ремонтом, а капитальный задерживается на неопределенный срок. Короче, наши уважаемые собственники готовы эксплуатировать технику и людей, как говаривают, до полного износа.

Ну а кто должен стоять на защите работников, защите его прав, кто может противостоять «буржую»? Ответ придумывать не надо, история свои ответы дала – профсоюзы.

При советской власти профсоюзы, что бы сейчас ни говорили, обладали серьезным влиянием, ни одно распоряжение начальства без визы профсоюза, если это касалось прав рабочих, силы не имело. У профсоюза были деньги, были путевки в санатории и дома отдыха, они распределяли дефицит – машины, холодильники, стиралки, пайки, в конце концов. Ссориться с ними никто не хотел.

Сейчас действительно сильных, боевых союзов раз-два по стране, и обчелся. Конечно, существует Всероссийский профсоюз, есть региональные облсовпрофы, но их роль и влияние, как кажется, мала.

Во всяком случае, независимого профсоюза автотранспортных рабочих не существует.

Подобное некогда творилось в сфере морской деятельности. Моряков обманывали кому не лень, им не платили жалования, бросали без еды и денег в портах у черта на куличках – шел сплошной беспредел.

Тогда в Питере и был организован независимый профсоюз работников морского и речного флота. Тяжело, постепенно он завоевывал доверие, рос, стал помогать пострадавшим от горе-хозяев. А затем он объединился со всемирным профсоюзом моряков и докеров. И российские суда, на которых не было профсоюзных ячеек, стали обслуживаться в зарубежных портах в последнюю очередь, а самые злостные в этом самом плане компании и вовсе получали отлуп от заграничных докеров. И, никуда не деться, суда в плавание без профячейки ныне не выходят.

Конечно, даже если подобный профсоюз и будет работать на транспорте, от всех аварий он не убережет. Но, во всяком случае, многие безусловно предотвратит. А значит, игра стоит свеч.