На стекле в маршрутке слегка потрепанное объявление о том, что в связи со случаями терактов необходимо быть бдительными, обращать внимание на посторонние кем-то забытые предметы, сумки и свертки, а также на нервных и подозрительных людей. 

Подобный призыв периодически в течение года разносится и из репродукторов на площади перед Центральным рынком Ростова, и в подземках.

Я – фаталист, в смысле верю в судьбу и в то, что от нее не убежишь,  но будучи очень законопослушным гражданином, все-таки  стараюсь поступать по инструкции и делать, что могу.

Вечером возле входа в один небольшой торговый комплекс с моей знакомой увидели подозрительный сверток, будто возникший из ниоткуда. Мимо него равнодушно проходили люди. Мы пройти не смогли. Пошли искать охранника.

Пожилой мужчина далеко пенсионного возраста двинулся за нами посмотреть на «объект». Думали,  при виде свертка он начнет звонить в соответствующие службы. 

Хотите узнать, что все-таки сделал охранник? Нарушил все мыслимые и немыслимые антитеррористические инструкции: не приближаться к предмету, не пытаться его сдвинуть с места и вскрыть. Дедушка с размаху, даже не притормаживая, заехал по свертку ногой. Мы в ужасе вжались в стену. 

– Там просто бутылка с жидкостью! Все в порядке! – и пошел обратно.

В другой раз в полупустой маршрутке заметила между сиденьями на первый взгляд бесхозный предмет. Говорю водителю: «Ой, а у вас тут пакет какой-то!» Он не успел даже отреагировать, как единственная кроме меня пассажирка – женщина среднего возраста совсем с другого конца маршрутки – начинает злобно орать: «Да это мой пакет! Я его туда поставила! Он вам мешает, что ли?» 

Нынешним летом возвращалась с отдыха в Крыму. В очереди на паром от нечего делать начинаю наблюдать за другими людьми в легковушках. Парочка с маленькими детьми из впереди стоящей машины кажется странной – молоденькая девушка и парень будто чужие, но по идее – муж и жена. Когда на пункте чисто формальной проверки просят открыть багажник – из салона выскакивают оба и явно нервничают. 

Проверяющему тоже что-то начинает в них не нравиться, и он – очень редкий случай – просит внести одну из сумок из багажника в пункт досмотра. Но вскоре парень возвращается с ней обратно, и машина въезжает на огромный паром «Победа». 

Когда народ, легковые машины, пассажирские автобусы и фуры разместились и наступило время отправления, паром не двинулся с места. Через минут тридцать по палубам стали водить специально обученных собак, а еще через десять  минут возле парома припарковались пожарная, «скорая» и полиция.  

В неведении, что ищут – наркотики или взрывчатку – и как быть дальше, пассажиры находились два часа. Ощущение, мягко говоря, неприятное. Потом мы все-таки поплыли. Некоторые люди после того, как причалили, крестились  и благодарили бога. 
Уже на берегу я опять почему-то мыслями вернулась к той странной молодой парочке. До сих пор не знаю, играла она какую-то роль во всей этой истории или нет. А может, и не было никакой истории? Просто лжезвонок. Таких «шутников» тоже ведь хватает. 

Но тем не менее, вчера женщина, которая часто ездит к родителям в Крым, рассказала, что меры досмотра на паромной переправе теперь очень усилены и чем-то напоминают аэропорт. Это, конечно, намного правильнее, чем та вольница, которая существовала еще недавно. 

Некоторые мои знакомые считают, что все не проверишь, не досмотришь и не отследишь.  Но совсем опускать руки тоже ведь не годится. Принцип «моя хата – с краю» в этом деле – не лучший союзник.