Тему дня на этот раз назвали наши читатели. Письма, звонки на редакционную горячую линию, визиты рассерженных людей в редакцию… 

Работающих ветеранов труда лишили индексации заработанной пенсии. Заменили денежным эквивалентом в 332 рубля льготы на проезд.  «Неужели бюджет можно спасти только пенсионерскими копейками?!» - возмущаются люди. 

Итак, посчитаем. В России сегодня где-то 40 млн. пенсионеров, плюс еще миллион получающих военные пенсии. Средний размер пенсии, по данным минувшего года, составил 12,4 тыс. рублей. С учетом несколько более высоких пенсий для военнослужащих это будет примерно 20 тыс. То есть на пенсионное обеспечение граждан надо затратить что-то около 850 млрд. рублей. Индексация всего лишь на 4% добавляет к этой сумме еще миллиардов 30. 

Работают сегодня не более 15 тыс. пенсионеров. Большинство отнюдь не от скуки пенсионной жизни, а чтобы худо-бедно свести концы с концами. На их пенсионное обеспечение затрачивается 300 млн. рублей. Четырехпроцентная индексация потребует дополнительно еще миллионов 12. Их и экономят, прекращая индексацию. Согласитесь: сумма не самая впечатляющая.

А теперь посмотрим, что может получить бюджет от монетизации ветеранских льгот. Ветеранов у нас в стране сегодня – не более 10 миллионов человек. То есть где-то четверть от всего числа пенсионеров. Простая интерполяция позволяет приблизительно определить число работающих – не  более четырех тысяч человек. Если на обеспечение социальных льгот всех 10 миллионов российских ветеранов был потрачен в минувшем году миллиард бюджетных рублей, то нетрудно подсчитать, что работающим ветеранам перепало льгот всего на 400 тыс. рублей. После монетизации лишь транспортных расходов «выигрыш» бюджета составит не более миллиона. Даже если учесть суммы от отмены других льгот, то картина существенно не изменится. 

Если я не утомил вас расчетами, то еще немного поиграем кнопочками калькулятора. Согласно данным исследования агентства РБК, в России на 10 тыс. человек приходится примерно 102 чиновника. Несмотря на регулярные попытки снижения их численности, совокупные расходы на оплату чиновничьих трудов продолжают расти. Наибольшие аппетиты – у высших госслужащих, численность которых составляет около 40 тыс. человек. На это уже не раз жаловался министр финансов Антон Силуанов, указывая на раздутость бюджетной сети даже по сравнению с советским периодом. По его словам, Россия по численности занятых в бюджетном секторе опережает развитые страны в 1,4 раза, а страны со средним уровнем развития – в 2,5 раза. 

Несмотря на регулярные кампании по снижению численности госслужащих, совокупные расходы на бюрократию, по разным данным, продолжают расти на 10-30% в год и сегодня составляют никак не меньше 800 млрд. рублей. 

Если учесть, что уже в 2013 году средненачисленная зарплата занятых в органах власти вплотную приблизилась к 40 тыс. рублей и продолжает расти, то нетрудно видеть, где находится основной резерв восстановления бюджетного равновесия. Стоит приблизить число наших слуг хотя бы к уровню не самой неблагополучной Канады или слегка спустить с заоблачных высот их жалованье, как в бюджете сохранятся миллиарды и миллиарды рублей. Миллиарды! – а не какие-то миллионы и сотни тысяч, отобранные у пенсионеров. А если вспомнить еще о плоской шкале налогов, сделавшей в свое время богатых еще богаче, а бедняков беднее, то налицо еще один резерв пополнения бюджета. Было бы желание… Об оптимизации бюджетных трат, способной решительно повлиять на финансовое благополучие страны, говорилось на прошедшем с участием президента недавнем межрегиональном форуме Народного фронта в Ставрополе. очевидно: пока Россия кормит не своих стариков, и даже не Кавказ, как это принято говорить…