У моей однокурсницы лет шесть назад случилось страшное горе: умерла старшая дочь. Смерть ребенка для матери всегда трагедия. А тут судьба женщине приготовила еще больший удар: на ее уже немолодые плечи легла забота о пятерых внуках, что были мал мала меньше.

В городке, где живет Людмила, было много добрых людей. Они живо откликнулись на ее беду и стали помогать, кто чем мог. Но шло время, и помощников становилось все меньше. 

«Я на людей не в обиде, – делилась со мной однокурсница, – ведь у каждого своих забот и проблем хватает. Тем более что у моих внуков отец есть».

Зять Людмилы, однако, зарабатывать на пропитание большого семейства не торопился. Перебивался случайными «шабашками». Зато, как писала мне женщина, в своих неудачах обвинял партию и правительство. 

Недавно встретила однокурсницу на автобусной остановке. Разговорились о жизни. «Вот на работу вышла, – рассказывала пенсионерка Людмила. – На четыре тысячи. Сама понимаю, что это крохи, но для меня и они – большое подспорье, когда семеро по лавкам скачут».

– А откуда семеро? – удивилась я.

– Так со мной еще и младшая дочь с зятем живут. А у них двое малышей, – сообщила женщина.

– У вас дом, наверное, большой, – заметила я.

– Да нет, – пожала плечами Людмила, – тридцать квадратных метров жилой площади.

Непросто было представить, как помещалось семейство в этих стесненных условиях.
 
– А что же мужчины? – спросила я.

Людмила в отчаянии махнула рукой. Старший зять по-прежнему отлеживается на диване. Хуже того, с него стал брать пример и сын-студент. Не только не пытается подрабатывать, но и на занятия в техникуме ходит по собственному желанию. Зато пособие по умершей матери получал исправно и тратил его на ухаживания за девушками.

Пусть не обижаются представители сильного пола, но почти в порядке вещей стало брать на себя обязанности семейных добытчиков не мужчинам, а женщинам. 

Встречаюсь недавно с одним таким отцом семейства. Он продолжительное время занимался домашним хозяйством: готовил обеды, играл с сыном-дошкольником на детской площадке. А жена трудилась на производстве. Все, казалось бы, в этой семье было тихо и хорошо. И вдруг узнаю – Галя от Сергея ушла. Забрала детей и подала на развод, объяснив, что надоело жить по принципу: я и баба, и мужик. 

Соседки по дому жалели Сергея, только он в ответ неожиданно заявил: «Да я сам виноват. Вот на работу устроился. Надеюсь, что со временем и семья домой вернется». 

А вот другая печальная история из моей журналистской практики. Как-то позвонила знакомая. «Надо помочь одной семье, – звучал взволнованный голос в трубке. – Отец один растит троих несовершеннолетних детей-школьников. Мать где-то скрывается, не помогая детям материально, не говоря уже о воспитании. Детки такие хорошие…»

Встреча с этой семьей надолго у меня оставила тягостное двоякое впечатление. С одной стороны, было очень жаль ребятишек, которые жили в маленьком домике и были вынуждены даже спать втроем на одной кровати. А с другой стороны, вызывало досаду поведение их отца, который, как оказалось, просто решил единолично заняться их воспитанием. Детишек даже к бабушке отпускал по установленному им графику.  

Мать постоянно избивал. И она сбежала в неизвестном направлении, а когда приехала, чтобы забрать детей, мужчина снова пригрозил ей очередной расправой. 

Когда я задала Алексею вопрос о месте его работы, он повел плечами: «Я же многодетный отец. Работать мне некогда. Вы бы лучше помогли мне добиться выплаты алиментов от жены, а то мы давно их не получали». 

А то, что он своих детей обрек на нищенское существование, горе-отцу невдомек. Или ему было просто так выгодно прикрывать собственную лень и неприспособленность к жизни…