Бизнес в погонах

Скандал с пропажей крупной партии оружия из Кировского отдела полиции № 3 Ростова-на-Дону продолжает набирать обороты. Честно говоря, поначалу я решил было обойти эту тему стороной (журналистская братия по ней вроде активно «оттопталась»), да, видно, не судьба. 


Ежели кто помнит, еще в феврале нынешнего года  на одном из ростовских новостных сайтов появилась заметка под заголовком типа «В Кировском отделе полиции пропало более 200 единиц оружия». В тексте между тем сообщалось, что речь идет о двух травматических пистолетах, информация же об остальных двухстах стволах получена «из надежных источников». Признаюсь, тогда меня такой подход возмутил. Как можно беспардонно раздувать сенсацию из «пустышки»! Однако оказалось, источники у автора действительно надежные, и их сообщение полностью подтвердилось.

Правда, официальные источники почему-то путаются в показаниях. Так, помощник руководителя СУ СКР по Ростовской области Галина Гагалаева сообщила, что следственное управление начало проверку в феврале, получив информацию о пропаже двух травматических пистолетов.

После инвентаризации в Кировском отделе полиции была обнаружена пропажа 246 единиц оружия – огнестрельного, газового, травматического, охотничьего, а также 103 боеприпасов и возбуждено уголовное дело.

Начальник отдела информации и общественных связей областного управления МВД Наталья Устименко заявила, что пропажа стволов и боеприпасов обнаружилась при плановой проверке правил хранения оружия, изъятого в ходе полицейских мероприятий или добровольно сданного гражданами».

Совсем запутал ситуацию начальник областного УВД генерал-лейтенант Андрей Ларионов, который в эфире «Дон-ТР» 21 марта уточнил, что инвентаризация прошла еще в конце прошлого года, и незадолго до новогодних праздников материал о недостаче был направлен в Следственный комитет России по Ростовской области.

Впрочем, не будем отвлекаться на пустяки. Главное, проверка состоялась, исчезновение стволов и боеприпасов зафиксировано, следователи возбудили уголовное дело по части третьей статьи 226 УК РФ – «Хищение оружия и боеприпасов» (до 12 лет лишения свободы). Разматывает весь этот клубок 1-й отдел по расследованию особо важных дел следственного управления.

Главными подозреваемыми проходят пока сотрудник отдела полиции № 3, отвечавший за хранение оружия, и некий его соучастник. Но «паровозом» они потянули за собой большую шумную компанию. Увoлено 10 сотрудников, нeполное служебное соответствие объявлено 12 полицейским и четверым — стpогий выговoр.

Арестованные фигуранты указали тайник в промзоне Батайска, где они спрятали часть похищенного оружия – примерно 80 стволов. Остальные стволы растворились в воздусях. 


Танец с «Кобрами»

А вот дальше начинается сплошной детектив с элементами триллера. 7 марта в городе Курганинске Краснодарского края за четверть часа до полуночи инспекторы ДПС тормознули внедорожник Range Rover, которым управлял Николай Мхитарян, уроженец Ростова. В автомобиле находился пассажир – начальник управления МВД Ростова Дмитрий Тарасенко. 

По одной из версий, в операции по проверке внедорожника участвовали прокуратура Краснодарского края и УФСБ по Ростовской области.

В результате осмотра в багажнике джипа обнаружили травматический пистолет «ИЖ-79», револьвер калибра 9 мм REC, револьвер REC MOD COBRA, пистолет «Стражник» МР 461 ‑ автомат АК-47 калибром 7,62 мм, два карабина «Сайга-410К». Арсенал по нынешней жизни – чисто для домашнего потребления, но «червончик» срока за него огрести легко.

Для экзотики нелишне добавить, что Николай Мхитарян, управлявший внедорожником, оказался не только водителем, но и (как утверждают оперативные источники) криминальным авторитетом с погонялом Толстый. Прежде он входил в состав уголовной бригады Армена Арутюняна (он же Каневской, Сабо, Пухлый) – вора, коронованного самим Дедом Хасаном. В 2008 году Мхитарян с несколькими «коллегами по ремеслу» пытался устроить сходку воров в Ялте, на которой должен был решиться вопрос по присвоению брату Армена – Артему Каневскому-Арутюняну воровского статуса. Но украинская милиция все дело порушила.

После смерти Армена Каневского (он курировал Краснодарский край) в 2010 году Мхитарян перекочевал в банду Вагана Карлика, которая занимается заказными убийствами. (Мы приводим данные из уже опубликованных материалов). Короче, начальника ростовской полиции и «паленые» стволы сопровождал вполне серьезный гражданин. 

«Палеными» я назвал стволы потому, что извлеченное из багажника оружие принадлежало к числу пропавшего из Кировского ОП № 3. 

Не будем чистоплюями. Работа оперативника (а Тарасенко – оперативник с многолетним стажем) предполагает общение с преступным элементом, тайные встречи, получение сведений от «негласных элементов» и т.д. Посему сам факт нахождения в одном автомобиле полковника полиции и гражданина... скажем так – с подмоченной репутацией меня бы не особенно смутил. 

Смутило другое: как свидетельствуют оперативные источники, Тарасенко и Мхитарян в качестве объяснения поведали душещипательную историю: они спокойно направлялись на минеральные источники в Адыгею и остановились на трассе, чтобы помочь незнакомцам, которые голосовали у заглохшей «Волги». Едва невинные туристы тормознули, чтобы помочь, как коварные негодяи закинули им в багажник сверток – и были таковы. Полковник с Мхитаряном, движимые праведным гневом, бросились в погоню – и попали в лапы суровых дорожных коллег, которые начальника ростовской полиции отпустили, но возбудили уголовное дело за незаконный оборот оружия (статья 222 УК РФ), а затем материалы передали в Следственный комитет.

Версия полковника опять-таки не смущает мою ранимую душу. В этом мире все бывает: и подставы, и интриги, и нечистоплотная борьба за власть. Но если ты держишься одних показаний, тогда уже иди до конца. Однако вскоре Тарасенко родил новое прочтение событий: якобы он ехал в отдел полиции № 3 сдавать ранее похищенное оружие по поручению начальника ГУ МВД России по Ростовской области генерал–лейтенанта полиции Андрея Ларионова.

Не надо паники, мы на «Титанике»!

Стало быть, никто ничего не подбрасывал, а городской полицмейстер действовал по указанию начальника полиции Ростовской области? Как вариант для детектива – вполне «проканает». Тарасенко с коллегами на допросах «раскалывает» двух негодяев-торгашей, которые сбывали оружие со склада, часть стволов находят в схроне у Батайска, а остальное по наводке неудавшихся «бизнесменов» приходится выколачивать из уголовников, к которым оружие попало. Красиво и относительно складно. Правда, не совсем законно: ведь при таком договоре преступники ни за что не выдадут «честно купленные» «пушки», ежели покупателям не гарантируется неприкосновенность. 

Собственно, похожую картину рисует депутат Госдумы Александр Хинштейн: «В Следственном комитете подозревают, что Тарасенко планировал вернуть пропавшее оружие обратно в отдел, дабы снизить масштабы преступления. Не исключено, что оно было выкуплено у тех же самых людей, кому ранее его успели продать...» 

Но все это – предположения, домыслы, догадки. А вот факты. По информации агентства LifeNews, в донскую столицу направлена специальная комиссия МВД из восьми человек, чтобы провести комплексную проверку как по факту исчезновения оружия, так и по ряду других ЧП. Полковник Тарасенко отстранен от должности, главой УВД Ростова-на-Дону назначен полковник Вадим Серебрянников, который прежде руководил управлением общественного порядка МВД Ростовской области.

В программе «Вечер в большом городе» на канале «Дон-ТР» (понедельник, 21 марта) генерал Ларионов категорически отказался давать комментарии и сослался на то, что «не уполномочен, поскольку это является нарушением». Видимо, нарушением тайны следствия? Но, если генерал не посылал полковника Тарасенко в Краснодар за стволами, он легко может опровергнуть клевету подчиненного в свой адрес и никоим образом не нарушит тайну следствия. А вот нежелание открыто общаться с населением ни к чему хорошему не приводит. Это – аксиома. 

Единственное, с чем я согласен, это с репликой генерала по поводу пропажи оружия: «Вот невидаль, вот открытие сделали!». Тут Андрей Петрович абсолютно прав. Можно подумать, что именно Ростовская область – главный источник зла, именно здешние полицейские вооружают криминал по всей стране, и случай в Кировском отделе полиции – нечто из ряда вон выходящее. Да ничего подобного! Это даже не смешно. 

Сравните: с 1951 по 1991 год зафиксировано 412 случаев утраты правоохранителями и военными табельного оружия. За 40 лет – всего 412 стволов! О преступном бизнесе тогда и речи не было, пистолетами, автоматами и карабинами не торговали. 

А вот данные по новой России. В новейшей истории нашей страны представителями правоохранительных органов и военными было утрачено при различных обстоятельствах 181,5 тыс. стволов! Сегодня в розыске находится 13 684 автомата Калашникова, 22 119 пистолетов Макарова, 4089 пистолетов ТТ, 268 «стечкиных», 3634 нагана, 504 маузера, 705 браунингов, 154 пистолета «Беретта», 203 парабеллума и 6114 наградных и музейных вальтеров. Список далеко не полный, если учесть пистолеты «Кобра» и карабины «Сайга», обнаруженные в Краснодарском крае у полковника Тарасенко. А сколько еще нам открытий чудных готовит... Ну, всех, кто готовит, и не перечислишь. Много их, кулинаров.

Нынешнее «ростовское дело» – обыденное, рутинное, в нем нет ничего необычного. Просто о таких случаях в ведомстве предпочитают умалчивать. Хотя нередко информация пробивается наружу. Например, в 2008 году в Архангельске осудили пятерых милиционеров, которые торговали стволами, отобранными у преступников и не запротоколированными как вещдоки. Это продолжалось несколько лет. Уголовники в погонах обнаглели донельзя: узнав, что очередной покупатель служит в отделе внутренних расследований и может быть «подсадной уткой», они махнули рукой: ну и что, может, человеку ствол для дела нужен…

Ежегодно таких случаев по стране регистрируется по нескольку десятков как минимум. Почему Москва так возбудилась в этот раз? Кто ж их, столичных, разгадает... В любом варианте – с полицейским беспределом пора разбираться по-взрослому.